Юный техник 1965-01, страница 51

Юный техник 1965-01, страница 51

вает картон переплетов и навлекает оттуда вот эти ценные исторические документы — свидетельства жизни давным-давно ушедших поколений.

Старинный картон, склеенный из отдельных листов, чаще всего нз черновиков ученых и поэтов-монахов, оказался истинным кладом.

— Это же целый музей! — не выдержал я. — У нас бы... Старик покачал головой.

— Нет, молодой человек, это моя коллекция. Это мое увлечение... Еще долго в ушах [звучало его надтреснутое: мое, мое, мое.

САДОВНИК

Из кузова грузовика, будто со стапелей, сходят корабли. Вот проплыл ледокол, за ннм сухогруз, а потом тем же курсом -— Колумбова каравелла. Возле автомобиля снует, подсобляет здоровенным матросам человек в форме капитана дальнего плавания. Это Федор Михайлович Шевченко. Только что в Музей 'морского флота прибыла партия экспонатов.

Название этого музея вы не найдете в справочнике «Экскурсии по Одессе» нли в телефонной книге. Зато Федор Михайлович докажет вам, что ни знаменитый одесский оперный театр, ни картинная галерея, ни курорты приморского города — ничто не может сравниться с этим музеем... Федор Михайлович шутит. Но в шутке этой есть доля хорошей правды. Ведь Одесса без порта, без флота немыслима. Но прежде чем мы пройдем по комнатам музея и посмотрим это удивительное собрание — несколько слов о ветеране флота Федоре Шевченко.

В каждой строке его биографии — море. Он родился у моря в Керчи. Его первая работа в море: юнга на корабле. 45 лет он плавал кочегаром, машинистом, механиком. За долгие годы Федор Михайлович стал учителем для многих 'моряков. Когда он идет по порту, его приветствуют молодые и уже не совсем молодые моряки:

— Здравия желаю! Мое почтение!

Это не дань высокому рангу. Это искреннее уважение к учителю.

Одних он учил уму-разуму и морской науке в дальнем плавании. Другим читал лекции на курсах. А третьи учились у него мужеству во время одесской блокады, когда от действий флота зависела судьба города-героя.

Кончилась война. И снова морские дороги.

— И вот как-то, — говорит Шевченко, — я впервые ощутил, что у меня есть сердце. Пришло время получать пенсионную книжку. Нелегкое это дело. Сначала было подумал: может быть, садовником стать? Но пересилило другое — завести коллекцию моделей судов. Только ие в матросском сундучке ее держать, а развернуть во всю ширь, по-морскому. Чтобы не праздное любопытство удовлетворяла (ловко, мол, этот матросик бригантину в бутылку загнал!), а служила воспитанию любви к морю, к истории русского флота, к его вчерашнему, сегодняшнему и завтрашнему дню.

В коллекции ленинградца М. Люш-ковского целые «соединения» оловянных воинов.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?