Юный техник 1983-03, страница 66

Юный техник 1983-03, страница 66

ва. Сядет в уголок с какой-нибудь своей схемой и сидит часами, не отрываясь и ни на кого не обращая внимания:

— Характер у Игоря действительно был необычный, — вспоминает Лев Дмитриевич. — Ни на минутку не расслабится, не поболтает с ребятами просто так, ни о чем: «вещь в себе». Схему ни за что не покажет, если не готова. Все сам да сам. Не встречал я до этого таких ребят, потому и опасался за его обособленность: чего доброго, эдакий «единоличник» вырастет. Вы скажете: что ж тут плохого, если человек весь в работе! Согласен. И все-таки еще лучше, если он при этом не сам по себе, а вместе со всеми.

Однажды, в школьные каникулы, кружок поехал в Ленинград. Экскурсия экскурсией, но и здесь работал пономаревский «принцип пользы»: ничем не заниматься просто так, для развлечения. Кроме Эрмитажа и белых ночей, ребят интересовала лаборатория биометрии, недавно организованная в Ленинградском институте физкультуры. Биометрия сравнительно новая область науки. Идеи ее удивляли даже взрослых, не говоря уже о ребятах: «Подумать только, приборы вместо тренеров! Возможно ли такое?»

Особенно понравился ребятам прибор-рефлексометр для измерения скорости реакции спортсмена. На обратном пути в Тулу только и разговоров было, что об этом приборе. Только Филин, как всегда, был замкнут и в общих восторгах не участвовал.

— Мне кажется, такой прибор можно сделать самим и даже намного лучше, — вдруг сказал он.

— Что ж, организуй ребят, и делайте, — заметил Лев Дмитриевич, не очень-то веря...

— Хорошо, — неожиданно легко согласился Филин.

Вернулись домой. Филин ку

да-то исчез. «Ну вот, — с досадой подумал Пономарев. — Опять уполз в свою норку...»

И вдруг видит: Игорь с группой из четырех ребят помоложе устроился в каком-то полутемном углу и тихонько обсуждает схему будущего рефлексометра. Как выяснилось, успел, даже всем дать задания: просмотреть журналы с аналогичными устройствами, подготовить предложения, детали...

Как он их организовал? Когда? Никто и не заметил.

Пономарев не вмешивался в дела Филина и его группы — пусть сами стараются, раз получается. Сейчас Лев Дмитриевич вспоминает, в чем заключалась тогда исходная идея Филина. Испытуемому внезапно подавался двойной сигнал условной «опасности»: световой и звуковой. На него нужно было ответить нажатием кнопки. Значит, в схеме должно быть как минимум два блока — блок пуска-останова и блок секундомера. В результате споров и проб остановились на секундомере с шаговым искателем. Но как ввести световой и звуковой сигналы? Решение нашли такое: метроном и две лампы. Но прибор ребят разочаровал: с ним нельзя было работать без партнера или тренера. А хотелось, чтобы спортсмен мог тренироваться самостоятельно. Этим прибор должен был отличаться от существующих...

Заработало реле времени. Ребята объяснили, что оно собрано на нестабильных по времени тиратронах МТК-90. Эффективность такого прибора очень велика, потому что спортсмен не может привыкнуть к интервалу между началом работы счетчика времени и подачей сигнала.

Загорелись лампы рефлексо-метра, затрещал отвлекающий звук. Кто-то из ребят нажал кнопку.

— Смотри-ка, в начале занятий

62

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?