Юный техник 1985-02, страница 30

Юный техник 1985-02, страница 30

Ф. А. Цандером и С. П. Королевым) и в Реактивном научно-исследовательском институте. Расчет был сделан, модель построена, проведены даже первые аэродинамические продувки, но — помешала война...

Двигатель Мошкина, если говорить упрощенно, представлял собой полую трубу, в которую с одного конца могло поступать какое-либо вещество. (Давайте заранее договоримся: поскольку описываемая нами идея пока еще не вышла из разряда «безумных», смиримся с тем, что в нашем рассказе довольно часто будут мелькать ненаучные слова типа «какой-нибудь», «предположим», «например» и т. д.) В камере двигателя это вещество с помощью подводимой электрической энергии должно было превращаться в плазму, которая, выходя с противоположного конца трубы, и создавала бы реактивную тягу. Такой двигатель можно было бы назвать плазмотроном, если бы этот термин не был уже «занят». Впрочем, для удобства мы все же будем называть его именно так, хотя бы в пределах этой статьи.

Но почему, спросите вы, полая труба должна летать? По своей динамике двигатель Мошкина мало чем отличается от ПВРД — прямоточного воз-душно-реактивного двигателя. Не будем вдаваться в подробности подвода и воспламенения горючего в полой трубе, тем более что хитрость ПВРД не в этом. Для нас важно, что если этот двигатель начнет работать, находясь в покое, он никогда не сдвинется с места: рабочее

28

тело будет выходить с оооих концов трубы, и равнодействующая импульсов газов будет равна нулю. Но стоит такой двигатель разогнать до определенной скорости, как набегающий поток воздуха начнет препятствовать выходу реактивной струи из диффузора, а равнодействующая скоростей набегающего потока и реактивной струи газов создаст силу тяги. В ПВРД воздух служит окислителем. А в двигателе Мошкина вещество, поступающее через диффузор, становится рабочим телом. И вот теперь самая главная мысль: если любое вещество можно превратить в плазму — значит, любое вещество может служить для плазмотрона рабочим телом: металлы, вода, воздух или, может быть, межзвездный газ... Другое дело, что в зависимости от вещества для получения одинакового импульса потребуются различные затраты энергии. Но главное, что при этом ракета не потащит с собой топлива. Число Циолковского равно нулю! За это стоит бороться.

Теоретически все вроде бы ясно. А как быть с практикой?

Мошкин предложил пять вариантов работы своего двигателя — своеобразные пять ступеней, которые будут сменять друг друга во время космического полета. На рисунке справа символически изображен способ подвода энергии, а слева — рабочего тела.

Пять ступеней плазмотрона.

В статье использованы рисунки Е. К. Мошкина.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?