Юный техник 1985-02, страница 29

Юный техник 1985-02, страница 29

ше энергии тратишь на то, чтобы носить эту энергию.

Ну ладно, с автомобилем еще не беда. Он возит с собой запас горючего, составляющий какую-то там двадцатую часть своего веса, и нас не слишком раздражает, что через каждые несколько сотен километров приходится заправляться. А вот масса топлива, которое берет с собой самолет, сравнима уже с его собственной массой, и невозможность взять с собой побольше этого топлива уже портит нам жизнь: посадки для дозаправки увеличивают продолжительность дальних перелетов чуть ли не на треть.

А космическая ракета? С ней еще хуже: «самая простая» задача — вывести ее на орбиту. Притом возможностей для дозаправки никаких. А ведь для преодоления силы земного притяжения энергия нужна поистине огромная, и топлива для ее получения требуется соответственно огромное количество. Но и это не все. Окислитель, которым в автомобильном и самолетном двигателе служит кислород воздуха, ракета тоже вынуждена нести с собой. И плюс к тому топливные баки, и все механизмы, обеспечивающие подачу топлива в двигатели... Вот и получается, что вес «нетто» орбитального аппарата составляет десятую или даже сотую долю от стартового веса ракеты. Остальное — топливо. Не случайно одной из основных характеристик, определяющих конечную скорость ракеты, К. Э. Циолковский считал отношение массы топлива к конечной массе космического аппарата. Теперь это отношение так и

называют — числом Циолковского.

Нельзя сказать, что такое положение когда-либо устраивало ученых. Чтобы уменьшить коварное число, конструкции придумывались самые различные. Сам К. Э. Циолковский теоретически доказал преимущества многоступенчатой ракеты, которая будет отбрасывать отработанные топливные баки,— именно так и действуют современные космические ракеты. Позже Ф. А. Цандер предложил делать топливные баки такими, чтобы они сами могли служить горючим. Но все равно, даже если бы эту идею удалось осуществить на практике, в момент взлета ракете пришлось бы «все свое нести с собой». А не может ли она получать энергию извне, как трамвай или троллейбус? Это первый «безумный» вопрос. Другое дело, что реактивным двигателям, кроме энергии, нужно еще и рабочее тело — грубо говоря, некая масса, которая, выбрасываясь из сопла двигателя, создавала бы реактивную тягу в полном согласии с законом сохранения импульса.

Но кто сказал, что нельзя извне получать и рабочее тело? Вы можете спросить: а кто сказал, что можно?..

В 1939 году двадцатишестилетний конструктор Евгений Константинович Мошкин начал расчет ракетного двигателя с внешней подачей рабочего тела и энергии. К тому времени Евгений Константинович уже успел поработать в Группе по изучению реактивного движения (знаменитой ГИРД, организованной в 1931 году

27

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?