028. Свято-Успенский Иосифо-Волоцкий монастырь, страница 9

028. Свято-Успенский Иосифо-Волоцкий монастырь, страница 9

подвижники

инокам в своем намерении ввести в монастыре общежительный устав, но сочувствия не встретил. Поддержали его лишь немногие. Тогда прп. Иосиф решил идти по русским монастырям и «избирати от них яже на пользу». Вероятно, уже тогда игумен понял, что в Боровске из его намерения ничего, кроме дрязг, не выйдет, и для воплощения монашеского идеала ему нужно основать новый монастырь.

В путешествие с ним, по совету сочувствовавших его идеям иноков, отправился старец Герасим Черный, а сам преподобный Иосиф, скрывая игуменский сан, представлялся его учеником, «невегласом», и везде старался устроиться делать самую черную работу. Суд его о русских монастырях того времени был суров. Только Кирилло-Белозерскую обитель увидел он достойной своего идеала. Строгость устава, чинность поведения братии в церкви и трапезной («кийждо стояше на своем месте, и на ино место не сме престу-пити») поразила его. В Боровский монастырь он вернулся, уже зная, какой должна быть совершенная обитель.

В Боровске же за время его отсутствия случился кризис. Монахи пустили слух, что игумен Иосиф был где-то в дороге убит, и просили великого князя назначить им нового игумена, рассчитывая на то, что «новый» не будет

Свой иноческий путь преподобный Иосиф начинал в Боровском монастыре.

Преподобный Пафнутий Боровский, наставник прп. Иосифа. Мозаичное изображение в Боровском монастыре.

«истязать» их общежительным уставом. Но князь отказал. И монастырская оппозиция притихла, ожидая возвращения своего «мучителя». Преподобный Иосиф, однако, не имел цели насаждать киновию насильно. Вернувшись в Паф-нутиев монастырь и увидев, что иноки не перестали упорствовать в своем нежелании «общего жития», он покинул строптивую боровскую братию навсегда. Вместе с ним ушли семеро преданных ему учеников.

Свои стопы прп. Иосиф направил в родные края, в окрестности Волоколамска. Волоколамский князь Борис Васильевич с радостью принял его и дал ему землю под монастырь в двадцати верстах от города. Он же, узнав, сколь масштабны планы подвижника, обеспечил строящийся монастырь рабочей силой и обещал поддерживать иноков запасами из собственной житницы. Особенного внимания заслуживает тот факт, что игумен с самого начала «не только принимает пожертвования, но умеет и заставить их притекать в монастырь то как плату за помин души, то как вклады знатных постриженников или предсмертные завещания» (Г. П. Федотов). Отстаивая необходимость для монастыря иметь и деньги, и земли, преподобный указывал не только на ближайшие практические нужды («надобно церковные

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?