Вокруг света 1968-01, страница 4

Вокруг света 1968-01, страница 4

vyi вдруг зловеще зазвенел сигнал тревоги.

ш L Взвыли сирены. щА Л — Пожар на четвертом промысле! fJ^M «На четвертом», — эхом отозвалось в созна-нии командира отделения Василия Королева — он уже был в машине...

Четвертый! Василий вспомнил жирную землю, опутанную нефтепроводами, белые цистерны, обширные озера, куда на время спускают нефтяные отходы. Четвертый дает много нефти. Одни скважины там фонтанируют, другие не спеша тянут день и ночь с глубин девона черную и тяжелую жидкость.

Встречные грузовики, оглушенные воем сирен, торопливо жмутся к обочине. Пожарные машины с визгом берут повороты. Проносится мимо желтая гора Нарыш-Тау, и на дороге, огибающей ее, Василий видит еще две красные машины — и они мчатся к пожару...

Василий давно воюет с огнем и знает: если к пожару спешат машины всего отряда, значит дело нешуточное, будет много работы.

Подпрыгнув на крутом повороте, вперед вырывается красный «газик» начальника отряда Владимира Александровича Лощинина. Рядом с Лошининым, напряженно наклонившись к ветровому стеклу, сидит его заместитель Виктор Сергеевич Бормотов.

Василия Королева считают прирожденным пожарным. Кажется, его сухощавое тело всегда в напряжении, как сжатая пружина. В стремительные минуты боя он чувствует себя спринтером, который в секунды вкладывает всю волю, силу и выносливость. Но в сравнении с этими асами пожарного ремесла, что сидели в кабине «газика», он считал себя мальчишкой.

Много лет воюют Лощинин и Бормотов с огненными бурями, много раз смерть подстерегала их в бешеном пламени, много граз выносили они людей из пожара, угоревших, задохнувшихся в дыму. Пожарный боец всегда рискует. А командир рискует вдвойне — собой и своими бойцами. Потому так ответственны те инженерные, технические решения, которые он принимает в короткие минуты опасности. А ведь ни один пожар не походит на другой — у каждого свой норов и свое упрямство, и к каждому надо подобрать свой ключ...

Василий провожает глазами командирский «газик» и косится на своих бойцов. Они сосредоточенны и чуть взволнованны. Ближе к нему сидит совсем молодой пожарный в каске, туго перетянутый ремнем. На носу его поблескивают капельки пота. «Волнуется, мало бывал в переделках, — думает Королев, — ну да ничего, обомнется».

Василию вспоминается, как лет четырнадцать назад поздней осенью на одной из скважин тугой нефтяной напор пробил прокладку во фланцевом соединении. Нефть попала в электромотор. Фазы замкнулись...

И было мало воды. Маленький ручей мог дать воды лишь на три ствола. А надо было пустить в работу не меньше тридцати стволов, ударить по огненному фонтану в одну точку, оторвать пламя от нефти. Больше сотни пожарных ждали приказа. И командир Федор Андреевич Серкунов, чувствуя это, искал единственно верное решение. Он знал, что такой пожар можно потушить и направленным взрывом. Но тогда скважина надолго выйдет из строя, тысячи тонн нефти промысел недополучит.

Возить воду из других источников тоже исключалось — долго, а потому бесполезно. Огонь уже угрожал соседним скважинам и хранилищам, работающим там людям. Серкунов несколько минут словно безучастно смотрел на огненный вихрь, взлетающий к низким осенним тучам, смотрел до тех пор, пока его брезентовая куртка не начала раскаляться и сухо потрескивать.

И все-таки он нашел выход.

— Всем рыть траншею!

Сотня лопат врезалась в мерзлую землю, сотня бойцов поняла своего командира. Три часа перекачивали воду из ручья, а когда в траншее скопилась вода, машины опустили в нее хоботы водозаборни-ков, и тридцать яростных струй вонзились в пламя...

А что будет теперь?

Над лесом вышек рядом с серебристыми нефтя-

Е. ФЕДОРОВСКИМ, наш спец. корр.

только что

ными цистернами дым тянет огромную полосу. Рыжий жирный огонь плещется по нефтяному озеру. Порывистый ветер жгутом вкручивает в небо вихри.

Машина сворачивает с магистрали и трясется по изрытому полю. Потом пробивается сквозь сплошной дым и, вырвавшись, подкатывает к очагу. «Газик» Лощинина уже здесь. Разворачиваясь, останавливаются рядом другие машины. Из кабин выскакивают бойцы, разматывают серые пеньковые рукава. Готовы аппараты тушения. Только вместо

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?