Вокруг света 1969-04, страница 41

Вокруг света 1969-04, страница 41

— А знаете, милый, о чем вы на самом деле думаете, на что растрачиваете колоссальную умственную энергию? О том, какое впечатление вы производите! О том, как бы выглядеть получше в глазах людей!

— Разве это плохо, доктор?

— Как вам сказать... По существу, вы все время рассчитываете, прикидываете, как бы получше приспособиться к людям, как выдать себя не за того, кто вы есть. И ваши мысли, голубчик, даже правдивые, даже прекрасные, так сказать, пахнут чем-то не тем.

—' Вы много себе позволяете, доктор Шнур.

— Простите, голубчик. Так

вот. Эти счастливцы, эти, по-вашему, ловкачи и пройдохи, меньше всего думают, что о них думают. Они полностью отдаются своему делу, своей любви, своему вдохновению. И значит, для того, чтобы иметь приличный образ мыслей, необходимо, как это ни парадоксально, мыслить! Да-да, мыслить, работать, любить, верить и, пусть это прозвучит банально, созидать! Вот и все. И тогда вы можете смело показываться в обществе.

— И только? — обрадовался я. — Да ведь это совсем нетрудно!

— Вы находите? — рассмея-ялся доктор. — А что? Пожа

луй, вы правы. Нетрудно! Радостно! Приятно! Естественно! И главное — полностью соответствует природе человека! Желаю вам успехов!

И вдруг доктор Шнур непроизвольным движением зажал себе нос.

— Доктор! — завопил я. — Скажите же, наконец, чем пахнут мои мысли?

— Я же сказал, мысли не пахнут, — ответил Шнур. — Просто вы сейчас подумали: «Денег он, кажется, не возьмет». Правильно подумали, но фон у этой мысли был не совсем тот. Ничего-ничего, родной, это у вас пройдет!

БАОБАБ, ПОМОЩНИК УЧЕНЫХ

Хижина выглядит вполне обжитой : плетеная, с конусообразной крышей из тростника, устланная внутри шкурами зверей. Посредине стоит табурет, обтянутый шкурой леопарда. Около хижины — ступы для проса, сорго и риса, мотыги, мачете, которыми вырубают заросли. В кувшинах стеклянной гладью блестит вода, в корзине груда тропических плодов. Близ тамтама валяется кокосовый орех, забытый, очевидно, детишками.

Тишина напоминает, что хижина стоит не в саванне, а в музее, точнее, в Щецинском музее Западного Поморья. В Щецин ее привезли ученые из своей экспедиции в Гвинею.

В 1961 году дирекция Польского морского пароходства предложила работникам музея принять участие в африканском рейсе. В Африку отправились двое: доктор Владислав Фили-повяк и доктор Виктор Фенрых. Их первые трофеи легли в основу африканской коллекции музея.

Во время этой первой экспедиции у ученых и родился замысел — отыскать древнюю столицу легендарной империи Мали, занимавшей в XIII—XIV веках территории нынешних Мавритании, Мали, Сенегала, Гамбии, Нигерии, Нигера, Верхней Вольты и Гвинеи.

Вскоре по возвращении на родину доктор Филиповяк начал готовиться ко второй экспедиции, на этот раз совместной,

польско-гвинейской. Но где начинать раскопки? Задача была не из легких, ибо, хоть славная столица и упоминалась в документах, ее местоположение не было точно определено. В гипотезах ученых фигурировали три поселения: Кангамото, Галиба-коро и Ниани.

В рассказе средневекового арабского путешественника Ибн-Батуты столица предстает большим и богатым городом. Вид нынешнего же поселения Ниани — первого пункта маршрута ученых, лежащего во внутренних районах Гвинеи, — мягко говоря, сильно контрастировал с описанием Ибн-Батуты.

Впрочем, вид других потенциальных «древних столиц» тоже не вызывал уверенности в том, что копать нужно именно тут, а не в каком ином месте.

Было, правда, одно обстоятельство, на которое стоило обратить особое внимание. По преданиям, основание городов в древней империи Мали никогда не обходилось без того, чтобы король не посадил баобаб. В этом баобабе «жил» дух — охранитель города. Учёные заинтересовались баобабами.

Старому баобабу в окрестностях Кангамото было примерно тысяча лет. По сравнению с ним баобаб из Галибакоро оказался просто юнцом — от силы ему было четыреста.

Зато нианскому дереву было семьсот лет, что совпадало с датами легенд и хроник.

Последнее слово, однако, принадлежало лопате.

Раскопки длились меньше месяца. Результаты были ошеломляющими : остатки укреплений, фундаменты домов, дороги, мощенные огромными плитами. Между плитами таились острые железные шипы с зазубринами. По такой дороге не могла пройти вражеская конница. Об этом хитроумном устройстве Ибн-Ба-тута писал: «Благодаря такой изобретательности (жители города) могут спокойно спать, нимало не тревожась, что неприятель приблизится к городу». Археологи торжествовали. По их мнению, древняя столица была именно здесь, в Ниани, и доказательств тому было больше чем достаточно.

В разгаре новая, третья африканская экспедиция польских археологов: доктор Филиповяк с двумя коллегами продолжает изучать район. Множество экспонатов отправляется в Щецин, где с каждого из них снимается копия, а оригинал отправляется на родину — в коллекции создаваемых в Западной Африке музеев.

А жители Ниани в знак благодарности преподнесли ученым хижину и табурет, обтянутый .шкурой леопарда, — знак королевского достоинства.

ВЕСЛАВ ДАНЕЛЯК, Польское агентство Интерпресс — для «Вокруг света»

39

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?