Вокруг света 1970-05, страница 68

Вокруг света 1970-05, страница 68

номер своей полевой почты, в расположение отряда пришли двое. Вскоре Макса вызвали в землянку командира.

— Ну вот, Макс, пришли за тобой. — Сизов улыбнулся и придвинул к Беккеру лежащие на столе пистолет и аппаратуру. — Ты молодчина. Хороших тебе дорог и удач. А гранаты твои мы оставим себе. Не возражаешь?

Спустя двое суток Макс был уже у своих...

— Мне в группу нужны два немца. Один уже есть. Я знаю, вы ловко подключаетесь к линиям связи. Хотите со мной?

— Хочу!

Макс не раз слышал об этом стройном кудрявом парне с азартным блеском в карих глазах. Да и мало кто в разведотделе Западного фронта не знал о нем — отчаянно храбром, осторожном и удачливом разведчике. Так Макс Беккер попал в группу лейтенанта Григория Герчика, к тому времени уже кавалера ордена Красного Знамени.

— Ну вот и отлично. А вон и ваш напарник.

— Курт!

Это был Курт Рёмлинг из 27-й оперативной группы. Они радовались встрече, как братья, встретившиеся после долгой разлуки. Ведь их объединяло прошлое — Германия, эмиграция, объединяло и настоящее — спецшкола, война против общего врага.

Вместе со всей группой Макс Беккер и Курт Рёмлинг ходили в рейды в тыл врага, подслушивали телефонные переговоры, минировали дороги, рвали связь, уничтожали гитлеровцев из засад, расстреливали фашистских пособников — полицаев. Вот только недолго пришлось им воевать вместе...

В ноябре в районе Рузы каратели окружили дом лесника, в котором расположились разведчики. Начался неравный бой. В какую-то минуту затишья Курт уловил слова немецкой команды.

— Они хотят поджечь дом!

— На прорыв! В лес! — крикнул командир.

Курт Рёмлинг бежал рядом с Герчиком, и командир видел, как пуля ударила Курта в горло...

Через несколько дней группа под командованием Григория Герчика вернулась в расположение советских войск. Недолгий отдых — и новое задание, уже в составе другой группы, прыжок с парашютом в район Солнечно

горска, ранение... Семь дней тащил на себе раненого Макса старый друг, лейтенант Виктор Коноваленко. Семь дней в декабрьские морозы, во вражеском тылу, почти без еды.

И вот на восьмой день обессилевшие разведчики услышали со стороны шоссе лязг танковых гусениц. Советские танки шли на запад.

Двадцать пять заданий во вражеском тылу выполнил разведчик-антифашист Макс Беккер в одном только 1941 году.

«РАДИОСТАНЦИЯ

НЕМЕЦКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ»

Долгая неравная борьба ждала и заключенных, работавших на заводе «Хейнкель». Голод, провокаторы, пытки, ежеминутный террор — что могли противопоставить им заключенные? Свою солидарность, свою идейную убежденность и веру в конечную победу...

«Говорит «Радиостанция немецкого Сопротивления». Работает на волне 21,5 метра. Это радиостанция всех антифашистов, всех противников Гитлера, голос друзей мира и врагов гитлеровской войны... Мы расскажем правду о преступном террористическом режиме нацистов и о событиях на фронте. Мы будет способствовать тому, чтобы немцы — истинные патриоты родины — оказывали упорное сопротивление Гитлеру, Герингу, Геббельсу и их антинародной политике, чтобы еще больше борцов выступало против системы убийств, созданной фашистами...»

...Сделав еще два захода, бомбардировщики улетели. Над заводскими цехами клубился густой дым. Перед разрушенными ангарами стояли обгорелые самолеты — заводская продукция, не успевшая подняться в воздух. Лихорадочно работали пожарные. Из кабельного колодца валил дым и вырывались языки пламени.

Вызванные по тревоге электрики Ганс Беккер и Петер Раупах возились у колодца, делая вид, что стараются потушить пожар. Их куда больше интересовал находившийся поодаль искореженный четырехмоторный «хейнкель-177». На обломанном крыле самолета стоял чудом уцелевший

зеленый ящик. Осмотревшись, Ганс быстро поднялся по лесенке, приставленной к самолету, жестом позвал товарища.

— Посмотри-ка, что это за шутка?

— Да ведь это же передатчик! Видно, не успели установить в самолет...

Так у подпольщиков появилась собственная радиостанция.

Каждую среду и субботу в 19 часов 50 минут Ганс Беккер, Петер Раупах или чех летчик Вельцель Горацек лротискийались в узкую трубу кабельного канала. Там, в глубине, на низких салазках, специально приспособленных для перетаскивания по толстым кабелям, как по рельсам, стоял радиопередатчик.

И ровно в 20 часов каждую среду и субботу в эфире звучали слова:

«...Патриоты Германии! Антифашисты в городе и деревне! Еще теснее сплачивайте рвои ряды! Объединяйте людей в борьбе против фашизма!»

Вот уже несколько раз по средам и'субботам вокруг завода с восьми до половины девятого сновал пеленгатор. То он медленно двигался вдоль западного края заводской территории, то неожиданно поворачивал назад, то перемещался к восточной ограде. На следующей неделе пеленгатор появился уже на территории завода. Некоторое время машина кружила вокруг здания управления, затем обогнула кочегарку и направилась к складу материалов.

Кольцо сжималось, но прекращать передачи, жертвовать одной из самых эффективных форм подпольной борьбы подпольщики не собирались. Думали только о том, как перехитрить эсэсовцев. Перед каждой передачей подпольщики проползали десятки метров в душных, тесных трубах кабельных тоннелей, толкая перед собой салазки с аппаратом. И каждый раз передача звучала из новой точки огромной заводской территории, а то и за оградой. Эсэсовцы были в бешенстве. Один за другим на завод засылались провокаторы и шпионы. Но за многие годы, проведенные за колючей проволокой, Зепп Хаан и его друзья научились безошибочно распознавать агентов гестапо в любом обличье.

И снова несся в эфир голос неуловимого «лагерного радио», призывая антифашистов к борьбе.

на стр. 75 ►

66

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?