Вокруг света 1970-08, страница 45

Вокруг света 1970-08, страница 45

чая головой. Приступ космического помешательства, не иначе... Все эти космонавты, как вернутся из рейса, переживают своего рода кризис. Что говорить, нелегко служить контролером на Панамском межпланетном космодроме!

Возле своего корабля тройка задержалась. Глядя на отсек с водяной цистерной, они прислушались к низкому гудению теплонагнетателя, пытаясь уловить — что?.. Крики? Рев пламени, пожирающего города? Кипение океанов?

— Есть же бестолковые люди! — от души возмутился Маджио.

— Да уж, — буркнул Тим. — Мы могли заработать миллионы, понимаете, миллионы!

— Мы были для них все равно что боги, — мечтательно произнес Керл. — И вдруг — пожалуйста, стерилизация!

Двадцать лет спустя один из чиновников нашел в пакгаузе Космической Торговой какой-то огромный круглый камень. Он осторожно навел справки и выяснил, что этот кусок породы никого не интересует. Космонавты вечно тащили на Землю метеоры в качестве сувениров.

Тогда чиновник велел водителю автокрана после работы вы

везти камень за город. Он знал, что из метеоров получаются очень красивые плитки. Взорвал камень динамитом и соорудил из осколков великолепный ансамбль у себя в саду.

И когда клумбы запестрели цветами, он частенько приходил с женой полюбоваться своим сооружением.

— Подумать только, — приговаривал он всякий раз, — получить декоративный камень, который привезли за триста световых лет, от самой Бетельгейзе, за каких-нибудь десять долларов!

Перевел с датского JI. ЖДАНОВ

ПОХИЩЕНИЕ «ДЮЙМОВОЧКИ

разве не предугаданы волшебными сказками аэроплан (ковер-самолет), телевизор (волшебное зеркальце), передвижение людей с космической скоростью (семимильные шаги сапогов-скорЪходов) и многие другие сегодняшние, веками казавшиеся несбыточными, свершения! Ныне роль сказочников, в мгновение ока переносивших своих героев из одной страны в другую, в одночасье возводивших хрустальные дворцы, приняли на себя писатели-фантасты. Подлинная душа сказки была, однако, не в описании устройства того или иного волшебного предмета — скатерти-самобранки, мельницы-само-молкк* — а в утверждении с их помощью моральных, этических или социальных идеалов народа^ & осмеянии тех- сторон жизни,, которые * эти» ид^а* лам «противоречили. Так и теперь, в лучших своих, произведениях писатели-фантасты не столько заняты решением технических проблем и технологией: разного рода изобретений и открытий, а тем, как эти изобретения воздействуют на страсти человеческие, раскрывают характеры героев, формируют их. Или, подобно Свифту, они ставят действующие лица в необычные условия, чтобы резче и яснее осмеять то, что неприемлемо для подлинного гуманиста на земле.

В волшебных сказках зло терпит поражение, любовь торжествует, карается низкая корысть, награждается самоотверженность. Но чтобы такой конец, который делу венец, был счастливым, должно совершиться чудо. И оно свершается! Писатель же фантаст из своего арсенала чудо, как правило, исключает. Вероятно, потому так грустны в большинстве своем повести о мире всесильных машин и бессильных перед созданием рук своих людях, о мощи доллара и беспомощном перед ним человеке, так печальны размышления прогрессивных западных фантастов о судьбах людей в капиталистическом обществе. Сила лучших произведений не в прямой морали, тут же, на глазах читателя, наказывающей зло, с которого сорвана маска, а в том, чтобы читатель сам, всей душой, всем разумением своим решительно стал на сторону добра и осудил зло.

В сказке великого датского сказочника Ханса Андерсена «Дюймовочка» девочку, очаровательную крохотку, умещающуюся на листе кувшинки, хотят насильственно выдать замуж за слепого крота только потому, что он хотя и стар, но богат. А злато превыше всего! И лишь с помощью чуда удается предотвратить этот возмущающий душу брак. В фантастическом же рассказе «Продается планета», написанном Нильсом Нильсеном — земляком великого сказочника, нашим современником, виднейшим скандинавским писателем-фантастом, — чуда не происходит и авантюристы-астронавты в погоне за чистоганом, мечтая получить за открытую ими планету- «Дюймовочку» десять миллионов- долларов, губят цивилизацию^ самую жизнь миниатюрной- планеты и населяющий^ ее народец.. Раз-tire не угадывается^ в- это№ судьба малых народовг чья культурам и*самое существование ни в. грош не ставятся могущественными колонизаторами?. Но, подобно сказкам, зло «карается» и в рассказе Нильсена по законам презираемого им общества: за привезенную ими планету «Дюймовочку» космические пираты не получают ни цента!

Впрочем, не к чему пересказывать только что прочитанный рассказ. У Нильсена есть и такие фантастические- истории, где чувство справедливости читателя удовлетворяет счастливый* конец с победой человечности над бездушным господством роботов, с добрыми пришельцами из космоса, прилетающими, чтобы запросто поиграть с детьми. Есть у Нильсена и реалистические романы. Действие одного из них происходит в Южной Африке, и автор безоговорочно восстает против расового угнетения.

В некоторых рассказах автор протестует против угрозы американизации, которая нависла над его маленькой страной.

Гуманизм, обеспокоенность бесправным положением трудового человека в буржуазном обществе, обличение и осмеяние зла выдвигают лучшие произведения известного датского писателя в один ряд с книгами ведущих, прогрессивно мыслящих зарубежных писателей-фантастов.

ГЕННАДИЙ ФИШ

43

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?