Вокруг света 1972-02, страница 77




Вокруг света 1972-02, страница 77

— Унылая картина сейчас на Уайт-Холле — старик Спрингбек повесился у себя в кабинете, —• с присущим ему остроумием сообщил лейтенант Игар, подавая шефу рапорт

— Та-а-а-к, — протянул бравый командор, вставил в глаз монокль и принялся за чтение. — Пожалуй, это сигнал опасности. Давай-ка, приятель, свернем на некоторое время все дела. Надо выждать.

— Ничего удивительного, — констатировал бригадир Радкинс. — У бедняги Спрингбека кишка была тонка для такой работы. Но все-таки это уж чересчур. Старый дурак.

— Сибилла! — позвал жену старик Кроум. — Достань-ка мне черный галстук. Только что трагически скончался мой бывший шеф.

Он узнал о смерти сэра Генри из шестичасового выпуска последних известий и огорчился до глубины души.

— Но я уже упаковала все галстуки, Эдвин.

— Прости, дорогая, я тебе доставляю столько хлопот, но сама понимаешь...

Завязывая галстук в спальне перед зеркалом, он сказал дрогнувшим гЬлосюм:

— Это конец целой эпохи. Он и я, пусть на разных ступенях служебной лестницы, были последние — я в этом убежден — самые последние хранители старых традиций государственной службы.

У старого честного труженика навернулись слезы на глаза, а жена посмотрела на него растроганным взглядом.

Но тяжелее всех воспринял печальную новость Хаббард-Джонс. Он попросту впал в неистовство.

— Черт побери! — вопил он. — Проклятье! Безмозглый осел! Да как он посмел!

Хаббард-Джонс метался по своей роскошной новой квартире, швыряя на пол и опрокидывая все подряд и изрыгая проклятия:

— Черт! Черт побери! Черт их всех побери!

Ю. 07TEPArl^MJR „ЖМУРКИ

Стоял холодный ясный вечер, какие бывают в пору первых заморозков. В небе висела полная луна, круглая и белая, словно тарелка. Безлюдные воскресные улицы в ярком лунном свете казались театральными декорациями. Фургон «Акционерного общества Футлус» с головокружительной скоростью несся по Кэмден-Хилл.

На крыше фургона под брезентом распростерся мертвецки пьяный Хаббард-Джонс, загримированный под Черного менестреля

За рулем сидел Джок Мак-Ниш. Ему было невдомек, что смерть толстухи Розы, случившаяся по его вине, послужила толчком для операции «Ж**урки».

Сидя рядом с Мак-Нишем, Рональд Бейтс размышлял об удивительных событиях последних часов, из-за которых он попал теперь в эту историю.

Началось все с того, что Рональда срочно вызвали на службу. Факт сам по себе невероятный, ибо в обычное время Хаббард-Джонс скорее пустился бы вплавь через Ла-Манш., чем согласился работать в воскресенье. Вместо приветствия шеф торжественно объявил:

— Бейтс, сегодня вечером мы должны проникнуть в «Роковой дом». Начинаем операцию «Жмурки».

— Какую операцию?

— А вы что, черт возьми, не соображаете? Я вам сто раз о ней говорил. — В действительности мысль об операции «Жмурки» пришла ему в голову полчаса назад. — Это вторая часть «Плана Х.-Дж.», дубина вы эдакая.

Находясь в подпитии, Хаббард-Джонс снова и снова возвращался к идее о блистательном маневре, который раскроет тайну «Рокового дома». Но до сего дня все это оставалось заманчивой мечтой, не влекущей за собой решительных действий. Однако теперь над Хаббард-Джонсом нависла страш-

| Черные менестрели — ансамбль негритянской песни.

ная угроза — место сэра Генри займет Бакстер Лавлейс, и тогда прости-прощай его привилегии, которых он только что добился. Наступало время укрепить свои позиции, доказать на деле, что его отдел — боевой отряд контрразведки. И доказать незамедлительно.

— Так вот, — продолжал он. — Массированный рейд. Как можно больше людей. Вооруженных до зубов. — Тут даже он понял, что хватил через край, и несколько сбавил тон. — То есть, не поднимая особого шума, кто-то один из нас должен пробраться в дом.

— Вот оно что, — сказал Рональд. И добавил: — И кто -же?

Хаббард-Джонс притворился, будто не слышит. Некоторое время он шагал взад и вперед по комнате, погруженный в раздумье. Наконец как ни в чем не бывало он объявил:

— Бейтс, как только мы туда приедем, вы перелезаете через забор, и после этого вам следует...

— Ни за что, — прервал Рональд с твердостью, неожиданной для самого себя.

— Вы отказываетесь выполнить приказ, Бейтс?

— Да.

Они молча уставились друг на друга. Трудно было сказать, кто из них удивлен больше.

И сейчас в уютной и теплой кабине Рональд вспоминал с некоторым даже удовольствием, как он впервые в жизни выказал неподчинение. Правда, Хаббард-Джонс сразу насел на него, пустив в ход весь набор приемов, которым располагает уязвленное начальство, и Рональд чуть было не утратил свой бунтарский дух. Еще немного — и он бы уступил, но /тут нечто неожиданное и трогательное вновь придало ему мужество: Рональд откинулся на спинку подпрыгивающего сиденья, и перед его глазами опять прошла следующая сцена.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?