Вокруг света 1973-01, страница 20

Вокруг света 1973-01, страница 20

тия, природы чувств и эмоциональных оценок до системы мышления и общих законов жизни, может оказаться принципиально иным.

Может быть, в первый момент такая постановка вопроса покажется несколько, мягко говоря, преждевременной. Но ведь на Бюраканском международном симпозиуме проблемы общения с другими мыслящими мирами, совсем не похожими на наш земной, ни у кого не вызывали улыбки К Напротив, порой звучали тревожные ноты, и ученые спрашивали себя с пониманием всей глубины и ответственности перед человечеством: насколько готовы мы, земляне, к этому общению? В этом плане интересны итоги некоторых, пока первых, чисто физиологических опытов, ведущихся в области космической медицины. В экспериментах, воссоздававших условия долгого полета, у испытателей появились определенные эмоциональные сдвиги — апатия, скованность позы и мимики, раздражительность, нарушение сна. Для опыта были разработаны две музыкальные программы: одна — по заявкам экипажа (ее можно было слушать когда захочешь) и другая — из незнакомых произведений, неожиданных по форме и содержанию (причем она все время варьировалась; ее можно было слушать только во время отдыха). Вывод от их воздействия был сделан крайне любопытный для нашей темы: необычная музыка будоражит, никого не оставляя равнодушным, она разряжает будничность и монотонность обстановки. Это хорошее средство для того, чтобы в подобных условиях вызвать эмоциональный взрыв. И еще больше: в условиях эксперимента у некоторых людей неожиданно появилась склонность к рисованию, лепке, другие начали писать стихи, петь...

Как видно, эмоциональная оценка необычного налицо. Отсюда следует важный вывод: без чувственного познания космоса — как и иных ранее недоступных миров— не может быть и научного освоения их. Электронный микроскоп, рентгеновские лучи или новейшие радиотелескопы — словом, все новые средства познания можно рассматривать ведь и как некие новые органы чувств человека, позволяющие ему проникать в недоступные без этих средств аспекты действительности. И, видимо, наступит все-таки такой

1 «Жизнь и разум иных миров» («Вокруг света», 1972, № 1).

этап развития художественной мысли, когда станут необходимы образы, которые бы отражали, передавали и доносили до наших чувств области бытия, пока еще лишь умозрительно воспринимаемые нами.

И возникает вопрос—а в состоянии ли в принципе человек передать своим искусством тот странный мир, который неизбежно откроется перед нами?

«Человек творит также и по законам красоты» — эти слова К. Маркса являются путеводной нитью в поисках ответа на поставленный вопрос, ибо они получили совсем недавно подтверждение со стороны точных наук.

Как установлено рядом открытий, общие законы мироздания, законы его гармонии поразительно едины с законами эстетической гармонии. Например, советские исследователи Ю. И. Артемьев и М. А. Маратуев на XIII Международном конгрессе по истории наук, проходившем в 1971 году в Москве, в своем докладе «Музыкальный ряд в таблице Менделеева» писали, что Ньютон «обратил внимание на общий ритмический порядок, свойственный и солнечному спектру, и музыкальной гамме», и «существование аналогичного порядка можно предположить во многих явлениях природы, например в системе элементов Менделеева».

Ритм, определенные закономерные чередования форм, явлений, процессов пронизывают жизнь атома, жизнь клетки, строение материи, жизненные функции человека, его разума, чувств и деятельности; пульсацию жизни нашей планеты и, наконец, жизнь космоса. А достижения современных наук все больше и больше убеждают в том, что существуют какие-то общие, единые гармонически-структурные основы нашего «земного царства» — от жизни, «дыхания» самой Земли, ее стратосферы, атмосферы, литосферы и гидросферы до пульсации и жизни клетки, молекулы и атома живого существа, до законов художественного творчества. Это подтверждается и опытами новой науки — киматики, занимающейся изучением структурных колебаний материи, и теорией приливов и отливов, и изучением жизни в пределах микромира, и многими другими современными данными самых разных точных, естественных и гуманитарных наук.

Иными словами, человек всегда творил, в полном смысле этих слов, в соответствии с общими законами гармонии микро- и мак

ромиров. Всегда. «В некоторых пещерах, — пишет академик А. П. Окладников, рассказывая о первобытной живописи, — можно видеть — красочные пятна и закрашенные плоскости сочетаются на их стенах «по законам красоты». Внутреннее единство рисунков, составляющих фризы Ляс-ко (одна из пещер с палеолитической живописью. — Э. К.), опре деленная тенденция к их декоративному размещению выражены не только в соответствии их размеров, не только в их симметричном расположении. Оно обнаруживается в том, что можно назвать хроматической гармонией и цветовым ритмом».

Этому ощущению ритма — осознанному и неосознанному — в той или иной степени подчинено все искусство человечества на всех этапах и стадиях его развития. Таким образом, человек, сам того не подозревая, изображая привычную окружающую действительность, тысячелетиями тренировал свою психику, свои чувства для встречи с мирами, о существовании которых он и не подозревал: интуитивно постигая гармонию своего, осязаемого мира, он положил в основу своей творческой' деятельности законы, которые являются законами^ и для неведомых ранее областей бытия.

Каким же должно быть наше эстетическое восприятие этих «сказочных» миров? Этого пока мы не знаем. Это подскажут опыты и эксперименты. В отличие от древних эпох, когда все процессы развития и становления художественного сознания человека протекали стихийно, безотчетно, неосознанно, в наш век господства научной мысли, в эпоху познания человеком самого себя теоретическое осмысление эмоциональной сферы играет далеко не последнюю роль. И, пожалуй, можно говорить, как о последствии научно-технической революции, об эмоционально-эстетической революции XX века.

Перед современной наукой об искусстве стоят острейшие проблемы как в области исследования художественной культуры человечества в целом (и в теоретическом, и в историческом аспектах), так и в вопросах оценки современной творческой практики, уже неотделимой от тех искусственных органов чувств, которыми ныне оснащен человек. А это, в свою очередь, обновляет, модернизирует саму науку о природе человеческих чувств, об их особенностях, о природе и импульсах художе-ственно-творческой деятельности.

18

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?