Вокруг света 1973-03, страница 12

Вокруг света 1973-03, страница 12

дальними ступенями к которой являются простые молекулы, атомы, элементарные частицы.

Но подобно «тому, как мы уже открыли некоторые «общественные» законы космоса, мы можем утверждать еще кое-что. А именно: обнаружение внеземных органических веществ, по существу тех же, которые некогда явились основой жизни на Земле, уже свидетельствует о том, что не только возможны, но и весьма вероятны «сценарии эволюции», подобные «земному варианту».

Все мы живем «под солнцами»: внеземные цивилизации — это скорей всего тоже планеты, которые вращаются вокруг своих светил на расстояниях, «выгодных» для возникновения и развития жизни. И если еще не доказана множественность обитаемых миров, то множественность планетных систем можно считать доказанной после того, как американский астроном Ван дер Камп открыл около одной из ближайших к нам звезд, звезды Барнарда, существование, по крайней мере, двух планет, весьма сходных по массе и периоду обращения с нашими Юпитером и Сатурном.

Тут можно сделать одно строго логическое предположение. Нам теперь известно, что из девяти планет солнечной системы цветущей жизнью обладает лишь наша Земля. Нет никаких оснований считать этот случай исключительным; гораздо вероятнее, что это типичный для вселенной случай. Иными словами, возможная сфера жизни и разума — биосфера и ноосфера (эти понятия были разработаны применительно к Земле В. И. Вернадским и развиты в масштабах солнечной системы И. М. Забелиным) — есть некоторая оптимально удаленная от центрального светила пространственная зона. Так, в сущности, и должно быть, поскольку органическая жизнь существует в строго определенных физико-химических пределах (температурные пределы для такой жизни лежат, например, в интервале +80 и —70 градусов по Цельсию). Поэтому можно ожидать, что формы жизни на планете ка-кой-либо иной «солнечной системы» могут оказаться все-таки схожими с земными, если не внешне, то по существу.

Тем менее вероятна, с другой стороны, жизнь, скажем, на уровне элементарных частиц, принципиально иная жизнь, совершенно недоступная нашему восприятию и пониманию. Подобное предположение высказывалось на меж

дународной конференции по проблемам связи с внеземными цивилизациями в Бюракане (Армения) в 1971 году, но это был всего лишь «логический ход» для иллюстрации безграничных возможностей материи в выборе форм своего существования. «Ближе к жизни», однако, иная логика: во вселенной существуют органические вещества «земной категории», на основе которых на нашей планете возникла жизнь, а затем разум. Наша цепь почти замкнута. Остается искать контакта с теми, кто не хуже нас «воспользовался» возможностями природы.

В ПОИСКАХ ГОЛОСОВ ВСЕЛЕННОЙ

Итак, современная наука наполняет плотью фактов костяк, который был сконструирован человечеством еще четыре столетия тому назад. Принципиальная возможность существования внеземных цивилизаций превращается в высокую степень вероятности. С другой стороны, были отброшены ошибочные направления поисков, когда мы искали селенитов и марсиан. Что же можно сказать о мыслимых сегодня более надежных направлениях?

Современным космическим кораблям надо потратить несколько лет, чтобы достичь самых дальних планет солнечной системы. Несколько световых лет отделяют нас от самых ближних звезд. Следовательно, для путешествий к ним в сроки, соразмерные со сроками полетов по солнечной системе, необходим переход от второй космической скорости (11,2 км/сек) почти к скорости света (300 ООО км/сек). На несколько поколений вперед нам придется отказаться от попыток достижения других планетных систем, ибо для этого нужен грандиозный скачок науки, техники и энергетического потенциала. Возвращаясь к сугубо философской стороне вопроса, заметим, между прочим, что некоторые зарубежные мыслители религиозного толка утверждают, что если и существует разум за пределами Земли, то это равносильно тому, что его там нет, ибо природа навеки разделила между собой своих мыслящих сыновей непреодолимыми расстояниями. Почему? «Астрономические расстояния, — отвечает американский протестантский автор К. С. Льюис, — которые бог установил в небесах, являются своего рода мерой предосторожности, божественным карантином.

Они не позволяют распространяться заразе вырождающихся видов».

Оставляя в стороне нелестное мнение Льюиса о своих земных собратьях, надо сказать, что благочестивый протестант заблуждается насчет непреодолимости «божественных» расстояний. Да, никакой самой долгой жизни не хватит, чтобы «живьем» достичь иных планетных систем. Но остаются радиосигналы. И, в конце концов, это неплохо не только потому, что радиоастрономия требует гораздо меньше средств, чем межзвездные путешествия, но и потому, что развитым цивилизациям для взаимопонимания и взаимной информации вполне достаточно радиосредств. Наконец, радиопоиск разумных миров технологически совпадает с обычной работой радиоастрономов по изучению внеземных источников излучения.

Сейчас сооружаются радиотелескопы, способные принять сигнал от передающего устройства земного «уровня совершенства», которое могло бы находиться в пределах нашей половины Галактики. И когда ссылаются на то, что никто еще не принимал разумных сигналов из космоса, не надо забывать, что мы только начинаем слушать вселенную.

Правда, высказывается мнение, что, быть может, мало одних технических возможностей радио, что надо еще научиться понимать услышанное. Мы понимаем людей другого языка, мы понимаем даже «язык» животных потому, что нас объединяет с ними общность эволюционной судьбы. А какую «привязку» найти для общения с существами другой линии развития? «Не следует забывать, — пишет участник конференции в Бюракане Б. Н. Панов-кин, — что, если некоторые астрономические процессы и в самом деле искусственного * происхождения, они все равно представляют собой использование, а следовательно (для наблюдателя), проявление естественных законов материального мира».

Это утверждение не бесспорно. Конечно, любое разумное существо использует не какие-нибудь, а естественные законы природы. Однако их использование и их стихийное проявление — это не одно и то же. Иначе мы не отличали бы водопада от гидроэлектростанции. Отождествление «для наблюдателя» этих разных вещей представляет собой своего рода изнанку старого воззрения, восходящего еще к первобытному одушевлению природы и полу

10

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?