Вокруг света 1976-09, страница 14

Вокруг света 1976-09, страница 14

сгибались и распухали, их концы удлинялись, чернели, кожура утолщалась и лопалась. Чахли хлебные деревья. У кокосовых пальм опадали орехи, даже зеленые, мякоть плода становилась дряблой, сок — горьким.

— Мы не представляем еще ясно, какие последствия вызовет химическая война, — говорит Тхань. — Вся эта пышная растительность вокруг нас могла бы погибнуть. Уничтожение ее влияет на состав почвы, увеличивается кислотность, эрозия, уменьшается плодородие почвы. Меняется даже климат. Наука до сих пор не может сказать, как глубоки и необратимы последствия «химических обработок»...

Директор заповедника Чинь Дин Тхань, оказывается, после окончания лесного института в Ханое учился и готовил кандидатскую диссертацию по семейству миртовых у доктора биологических наук Федора Семеновича Филипенко в Ленинграде. Два ленинградца, встретившись в дальних краях, мы вспоминаем наш город и снова возвращаемся в Кук-фыонг.

— Не правда ли, необычно: долина и вдруг горы, а на камне — многоярусный лес? В 1959 году этот участок выделили в провинции Ханамнинь вьетнамские ученые. Решением нашего правительства в 1962 году под заповедник отведено 25 тысяч гектаров. Очень ценный участок. Здесь интереснейшая флора и фауна. Стрит назвать лишь несколько цифр; в заповеднике 2 тысячи видов растений, примерно 68 видов животных, 144 вида птиц, 36 видов пресмыкающихся, около 7 тысяч различных насекомых. Сотрудников только маловато, всего двадцать человек, а проблем масса. Прежде всего, конечно, охрана, а также исследование животного и растительного мира на территории заповедника. Изучение редких пород деревьев, пересадка их на другие участки. Не забывайте — если придется восстанавливать растительность на Юге, можно исполь-зовать саженцы из Кукфыонга. Дальше. Мы занимаемся выведением смешанных пород животных: например, на основе пятнистого оленя, дающего ценный пантокрин. Да и самой загадкой столь пышной растительности на голом известняке стоит заняться повнимательнее. Одна из вероятных причин — микроклимата большая влажность, среднегодовая температура 20,5—22 Градуса, Благоприятный климат для растений и животных. Но лучше посмотрите все

сами, вас проведет биолог Ле Дык Зан...

По узкой тропинке мы спускаемся на лесную дорогу. Джунгли совсем подступают к обочинам. Земля заросла травой, упруго пружинит под ногами, кажется, что идешь ты одним из первых по этой девственной земле, неудержимо рвущейся к солнцу зеленым пламенем трав н ветвей, щедро наделенной самыми яркими красками. Солнце пригрело после дождя сонм бабочек на дороге. Темно-коричневые с желтыми крапинками и бордово-бархатистые, с удивительно контрастными, гармоничными верхними и нижними крылышками, ярко окрашенные, они усыпали все впереди?-как листья в осенний листопад.

Что-то коричневое мелькнуло на склоне. Скользя между деревьями со спускающимися лианами и колючками кустов, двигался старик в свободной куртке из домотканой материи. Он бесшумно ступал в мягкой самодельной обуви, что-то разглядывая под ногами. Скуластое лицо украшала реденькая бо-роденка. Внутри у меня замерло, и, словно мальчишка, встретивший наяву Дерсу Узала, я зачарованно поворачивал за ним голову,пока небольшая его сухая фигурка не мелькнула в последний раз.

Старик был весь в своем деле, настолько ушедший в неведомое мне следопытство, что я не решился прервать его путь для разговора.

— Что у него за спиной, лук? — спросил я у Ле Дык Зана.

— Арбалет и ^олчан со стрелами. Пожалуй, одни старики теперь умеют с ним обращаться. Это большое искусство. Только опытный охотник может оттянуть тетиву из жилистой лианы, зацепить за наводящую планку и положить стрелу. Защелкивается спуск — и ты готов ко встрече с любым зверем. Арбалет — серьезное оружие. Его и во время войны использовали. Рассказывают, что один местный охотник сбил американский самолет, попав в глаз летчику, — улыбается Зан. — Во всяком случае, стрела из арбалета пробивает череп слону. Это-то я сам видел.

— Старик живет в заповеднике?

— Да, здесь есть давнишнее поселение.

— А кто живет? Кинь? Таи? 1

— Мыонги, здесь недалеко, мы мимо пойдем. Старик, наверное, до

1 Кинь — основная народность ДРБ1 составляющая свыше 80 процентов всего населения; таи — вторая по численности народность, а мыонги — третья. Всего в стране 60 национальностей. — Прим. авт

мой шел. Правильно, что он в джунгли без арбалета не ходит — тут небезопасно безоружному.

Зан знает джунгли как свои пять пальцев. Каждое место в них что-нибудь ему напоминает: здесь встретил ошалевших диких кур, а здесь его товарищи поймали два-дцатикилограммового питона, переваривавшего на солнышке заглоченную добычу. Вот тут ленинградский академик сильно удивился, столкнувшись нос к носу с парой волков. А вот здесь, у дороги, одно время, не обращая внимания на автомобили, лакомился плодами медведь. Подчас звери выходят за пределы заповедника к селениям. Тигры убивают коров, волки нападают на телят. Нагуляются, наедятся досыта и дня через два-три возвращаются обратно в джунгли.

— Крестьянам в дни сбора урожая нелегко приходится. — Зан машет рукой в сторону домов, выглядывающих из-за близких пальм. — Надо трудиться и одновременно отгонять животных, которые с жадностью набрасываются на все съестное: кукурузу, бананы, фасоль, орехи.

Мы входим в селение мыонгов, расположенное по обе стороны дороги. Посевы обнесены оградой из бамбуковых стволов. Дрма стоят на украшенных резьбой деревянных сваях — чтобы не затопило в период дождей. Крыши островерхие, крытые рисовой соломой или пальмовой дранкой.

Сквозь раскрытую дверь видна чисто прибранная комната, устланная циновками. У крыльца замерла худенькая девочка, которая неотрывно смотрит на нас, пока мы не уходим.

Когда вступаешь в лес, то попадаешь из солнечного дня во влажный зеленый полумрак. Идти приходится в гору, склон ее довольно крут. Начинаются скалы. Если внизу трехьярусный лес не пропускает лучей, то с каждым шагом по склону вверх становилось светлее, и солнечные пятна играют на влажной зелени листьев. На плитах из известняка нога чувствует себя прочно, уверенно, не пружинит, Прямо из камня вздымаются высоченные деревья. Я вижу под ногами крупную черную Ягодину, поднимаю —■ это какое-то чешуйчатое насекомое, свернувшееся клубком. Когда нагнешься к самой земле, видишь, как корни, раздвигая камень, уходят вниз, ползут по щелям...

~ Встретившись потом в Ханое с геологом Петром Ивановичем Дворецким, я рассказал ему о Кук» фыонге.

— Пожалуй, здесь можно найти объяснение, —- сказал он. — За

12

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Как можно сделать стрелы из дранки?

Близкие к этой страницы
Понравилось?