Вокруг света 1977-05, страница 80

Вокруг света 1977-05, страница 80

ПРОЩЕ ПРОСТОГО

Опытные птицеловы могут назвать десятки способов поимки пернатых: силки, западни, тенета, пгичий клей и прочее и прочее. Жители крохотных островков, входящих в систему Малых Антильских, вряд ли могут похвастаться полным знанием предмета, но зато способ, применяемый ими, не менее эффективен, чем прочие. Достаточно вооружиться длинным шестом с петлей на конце, залезть на пальму повыше, выбрать подходящую птицу из тех, что в изобилии кружатся над головой, прицелиться, а остальное, как говорится, дело техники.

ПО ВОДЕ, СЛОВНО ПОСУХУ

Есть повод поспорить. «Это пешеходная дорожка», — скажет один читатель. «Нет, это явно канал»,—возразит ему другой. И... оба будут правы. Потому что левады на гористом острове Мадейра несут двойную нагрузку. Вода из высокогорных ручьев попадает по ним в селения, лежащие ниже на склоне, а жители деревень пользуются левадами, направляясь на базар или в гости. Правда, такое путешествие требует известной сноровки, потому что если оступишься, то либо искупаешься в ледяной воде (и это еще полбеды), либо сорвешься с обрыва, а это уже серьезно. Но островитяне не обращают на опасности ни малейшего внимания: ходить по левадам они приучены с детства. И потом, что поделаешь? Ведь в мадейреких горах это единственный путь для людей и воды.

ПОВОЗКИ-МОГИКАНЕ

Можно долго гадать, разглядывая колесницу, изображенную на нашем снимке, что это такое? Самовар на колесах? Изящная походная кухня? Ни то и ни другое, а всего-навсего-пожарная помпа. Элегантно сверкая начищенными бронзовыми частями, она лихо подкатывала к бушующему пламени и изливала на огонь потоки... ну, скажем, не потоки, а струи воды. Было это более века назад. А последние десять лет помпа мирно стоит «на приколе» в Историческом парке Мор-вен близ маленького американского городка Лисберг (штат Виргиния).

Парк Морвен — это целое хозяйство, раскинувшееся на площади почти в 500 гектаров. Самая привлекательная часть его — Музей повозок. Сто двадцать пять стариннейших экипажей хранятся здесь — фурюны американских пионеров, кареты аристократов, катафалки, даже сани всех форм и размеров. А объединяет их — и импозантную пожарную помпу в том числе — одно: все они «последние из могикан», отжившие свидетели прошлого, единственные (ныне) в своем роде.

прочие птицы... Антарктида — рукой подать, в нескольких сотнях миль... И тем не менее природа одарила Эстадос парадоксально щедро. Индейское название острова — Хуанисин, что в переводе означает Земля изобилия. Ошибки в этом нет никакой. Здесь можно найти почти полное собрание южноаргентинской флоры. Высокие деревья, «утепленные» разноцветным мхом; могучие папоротники; дикие овощи, среди которых сельдерей достигает плеч человека. Случайного человека, оговоримся мы. Людей здесь нет. Мощное течение пролива и туман, клубящийся у подножия скал, надежно охраняют заповедный остров от непрошеных посетителей. Буйно-зеленый остров на краю земли...

Рисунки В. ЧИЖИКОВА

эскимо для эскимосов

Откуда пошло слово «эскимо»? Большинство читателей ответят на этот вопрос твердо и уверенно: разумеется, от слова «эскимос». Как известно, создатели этого распространенного сорта мороженого сопоставили низкую температуру лакомства с низкой температурой Крайнего Севера и решили «привлечь к делу» обитателей высоких широт. Такое объяснение, в сущности, правильно, но... несправедливо. Дело в том, что настоящие эскимосы до последнего времени не только не пробовали эскимо, но даже и понятия не имели, что на свете существует такая диковина. Только в прошлом году одна шотландская фирма рецшла исправить положение и отправила на северную оконечность полуострова Лабрадор (Канада) первую пробную партию мороженого. Успех превзошел все ожидания. Лабрадорские эскимосы были в восторге, и вся партия — ни много ни мало, 60 тонн! — исчезла в считанные дни. Ныне на Лабрадоре ждут новых контейнеров с лакомством, а на каверзный вопрос «Почему «эскимо» называется «эскимо»?»— вскоре можно будет отвечать так: «Да потому что его очень любят эскимосы!»

ЗАПОВЕДНИК НА КРАЮ СВЕТА

Есть немало людей, которые уверены, будто мыс Горн на одноименном острове — крайняя точка Южной Америки. Более сведущие читатели скажут: вовсе нет, если уж говорить об островах, то американская суша кончается на группе Диего-Рамирес, в проливе Дрейка. И будут не правы. Ибо оконечность континента — огненнозе-мельский архипелаг — резко заворачивает к востоку и завершается последней крупицей системы Анд — аргентинским островом Эстадос. Вот это действительно «край земли».

Эстадос — остров удивительный. Острые скалы, вырастающие из моря... Единственные жители — пингвины и

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?