Вокруг света 1977-10, страница 61

Вокруг света 1977-10, страница 61

Южной Индии начинала четко вырисовываться — я не обнаруживала в ней никаких для себя пробелов. И оставалась в этом невольном заблуждении до тех пор, пока не была приглашена на дасиру — празднество в Майсуре. Дасира эта не имела отношения к моей главной работе, но это была последняя дасира. которая праздновалась с соблюдением всех традиций и церемоний в резиденции бывшего махараджи Майсура.

Весь город был наполнен пестрой и шумной толпой, дворец махараджи украшала иллюминация. Всадники в высоких тюрбанах за стыли у входа. По двору маршировали в красно-зеленой форме пехотинцы и гарцевали уланы «армии» махараджи. Махараджа в парчовых, шитых золотом одеждах благословлял подданных. И тут мое внимание привлекли два человека в толпе, совсем непохожие на окружающих. Высокие, широкоплечие, тонкие в та лии. Но больше всего меня поразила их одежда. Если бы встретила этих людей на Кавказе, не удивилась бы. Но здесь... На них были черные черкески, перетянутые в талии широкими красными кушаками За кушаками у каждого торчали ножи с изогнутой ручкой. Они передвигались с какой-то негородской грацией, гордо приподняв лица, украшенные лихо закрученными усами. Видимо, толпа тоже чувствовала их нездеш-ность и потому удивленно и почтительно обтекала, не толкая и не задевая. Оба «кавказца» на какое-то мгновение остановились, тихо переговариваясь между собой, Я воспользовалась этим и подошла.

— Простите, — начала я.

Они удивленно посмотрели на

меня, и я увидела, что один — голубоглаз.

— Да, мадам, — по-английски отозвался он.

Второй посторонился, деликатно наблюдая за нами.

— Кто вы? — спросила я.

— Вы, очевидно, имеете в виду, откуда мы родом?

— Да, — подтвердила я.

— Мы кодагу, — улыбнулся голубоглазый. — Нас еще называют кургами, но это неверно. Просто английское искажение.

«...Курги, — вспомнила я, — кажется, это где-то «а юге Майсура». Больше я ничего о них не знала.

Эта заинтересованность расположила ко мне кургов, и мы разговорились. Они рассказывали о своей стране охотно, с той нескры-

■0

ваемои гордостью, которая присуща обычно малому, но сплоченному народу. Через некоторое время я поняла, что в Кург — так называлась и их маленькая горная страна — поехать просто необходимо.

— Но откуда у вас такая одежда и голубые глаза? Вы ведь, судя по вашему языку, дравиды? — удивленно спросила я

Они рассмеялись и пожали плечами.

— Мы дравиды, но особые, — сказал голубоглазый. — А вот откуда такая одежда и такие глаза, мы сами толком не знаем.

— Но это очень серьезный вопрос, — подхватил второй — Надо было бы ученым этим заняться Все курги хотят знать, кто они и каково их происхождение.

Итак, я села в рейсовый автобус, направлявшийся из Бенгалуру в Меркару, столицу Курга. На автобусной станции я узнала, что в Курге уже начались дожди. В жарком, наполненном солнцем Бенгалуру в это было трудно поверить...

Путешествие в Меркару заняло почти весь день. Сначала автобус пересек равнину между Бенгалуру и Майсуром. На смену ей пришли холмы, скудно покрытые растительностью. Когда автобус повернул .на юго-запад, местность заметно повысилась, и к середине дня дорога петляла между лесистыми горами. Лес вплотную подходил к дороге с обеих сторон, он был густым и каким-то первозданным. Совсем низко, почти цепляясь за верхушки деревьев, ползли темные, набухшие облака. Стал накрапывать унылый осенний дождик. Почва в лесу была сырой и размытой, видно, дождь здесь шел не первый день.

— Опять дождь, — сказал кто-то рядом. — Как только въезжаешь в Кург, так дождь. Место, проклятое богом.

Лес чем-то неуловимым напоминал леса нашей средней полосы, а холодный дождь усиливал сходство, хотя знакомых деревьев не было и в помине. Время от времени лес рассекался кофейными плантациями и клочками рисовых полей. Редко-редко среди лесного царства возникали домики с побеленными стенами и черепичными крышами. Люди появлялись только на автобусных станциях. Видно, Кург был заселен не густо На очередном повороте показалась надпись «Меркара». Но дорога по-прежнему шла через лес, то опускаясь, то поднимаясь, как и положено горной дороге. Из леса на дорогу наползал туман. И от этого тумана и дождя печальные сумерки казались вовсе осенними.

59

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?