Вокруг света 1979-10, страница 34

Вокруг света 1979-10, страница 34

баке, отдать конец с «панамца». Даю ход...

Но поиски оказались безрезультатными. Лучи прожекторов вырывали куски поверхности залива, над которым стремительно опустилась густая тропическая ночь. Люди буквально приросли к фальшборту, леерным ограждениям, но несколько часов поиска ничего не дали. И, совершив не один круг, не один десяток зигзагов по штормовому заливу, «Горноправдинск» лег в дрейф в полутора милях от «Юнайтед Вэн-гарда». Сделать что-либо больше было нельзя. Штормовой ветер завывал на крыльях мостика, по-прежнему высота волны достигала пяти-шести метров. Спускать шлюпки не представлялось возможным. Нельзя было и подойти, тем более ночью: временами «Юнайтед Вэнгард» кренился до 70 градусов, почти касаясь ноками мачт воды, и малейшего толчка было бы достаточно, чтобы судно опрокинулось вверх килем.

Оставалось лишь ждать рассвета...

двух от танкера, — и два индийских судна — «Вивэкананда» и «Стейт оф Уттарпрадеш». Капитан с «Вивэка-нанды» заявляет, что он назначен старшим по спасению.

— Ладно, пусть считает себя старшим, — спокойно произнес Иван Никифорович. Для него сейчас это не имело никакого значения. Главное было спасти людей. — Готовьте плот. Попытаемся передать на «Юнайтед Вэнгард»...

Но операция не удалась. На «панамце» не смогли подтянуть спущенные на воду плоты ни с «Горноправ-динска», ни с «Ривербана». И оба они, провиснув на оборвавшихся концах и вынесенные течением к баку теплохода, бились об его стальные скулы.

— На мостике. С кормы «панамца» прыгнула группа людей, — разнеслось по судну.

— Видим, — ответил Киридон. — Спустить все штормтрапы по правому борту. Приготовить круги, выброски...

Спасательные операции начали с первыми лучами солнца.

— Ночью подошел англичанин «Ривербан», — докладывал старший помощник Анатолий Васильевич Лях, показывая в сторону трех судов, покачивающихся на волнах милях в

В эти минуты Иван Никифорович вновь вспомнил погибшего. Капитан Киридон прекрасно понимал сейчас, что от того, как сумеет подойти к этой группе, как будут подняты пятеро связанных между собой людей в оранжевых жилетах, держащихся

за двухцветный — оранжевый с белым — круг, будет зависеть успех всей спасательной операции в дальнейшем. Удача вселит в оставшихся на «панамце» надежду и веру в спасение, неудача усилит страх и нерешительность.

Едва группа оказалась метрах в 10—15 от борта застопорившего ход судна, в воду полетело одновременно несколько спасательных кругов. За них ухватились спасавшиеся.

— На каждый штормтрап шесть человек, — командовал старпом, находившийся на главной палубе. — Поднимать только тогда, когда человек прочно ухватится за трап. Не очень быстро, люди измучены...

Но едва начали поднимать самого крупного моряка, поняли, что вытащить его невозможно. Вместе с ним тянулись из воды остальные четверо, связанные с ним одним концом. В это время «Горноправдинск» начал заваливаться на левый борт. Здоровяк вцепился в штормтрап, а остальные, потянувшиеся за ним виноградной гроздью, оказались в самых невероятных положениях — висящие боком, вниз головой. Здоровяк не смог удержаться и с высоты примерно пять-шесть метров рухнул на своих товарищей.

— Анатолий Васильевич, разрешите, — перед старпомом стоял матрос Петр Игнатюк — двадцатитрехлетний парень в спасательном жилете. В руках его был матросский нож.

— Давайте... Только надеть на жилет страховой пояс. Боцман, будете страховать Игнатюка...

Теперь за бортом было уже шесть человек. Шестой — Петр Игнатюк — советский матрос, подплывая то к одному, то к другому спасаемому, разрезал соединявший их конец, а затем помогал добираться до одного из трапов, висевших вдоль борта. Люди хватались за него мертвой хваткой, и уже через несколько секунд оказывались наверху, где их подхватывали стоящие за леерами моряки, передавали своим товарищам на палубу. И там спасенные падали навзничь.

Здоровяка поднимали последним. Он не упал на палубу, хотя был измотан падениями и ударами о борт танкера.

— Прошу проводить меня на мостик, — были первые его слова.

Но вначале пришлось принять душ, выпить стакан крепкого чаю, а уж потом, обернувшегося в чистую простыню, его провели на ходовой мостик.

— Хэлло, кэптен. Я чиф-инженер Джогиндар Синг, —- представился он по-английски и продолжал: — Думаю, это единственный способ спасения для наших людей, хотя желающих прыгать в этот коктейль соленой воды, нефти и брызг не

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?