Вокруг света 1980-09, страница 31

Вокруг света 1980-09, страница 31

просеивают породу, и танцевали вокруг, вознося руки к небу. Лишь когда церемония заканчивалась, можно было приступить к поискам камня. Без «Олана-Эпитоле» нельзя рассчитывать на успех.

— Ну а если муррава все-таки не появлялся?

— Тогда плохо. Значит, духи гневаются на железодела и не хотят открыть для него камень. Можно еще купить муррава у торговца, но это дорого, очень дорого. А откуда у нас деньги?

— А когда руду все-таки находили?

— Руду? Ты имеешь в виду муррава? Его бережно клали на специальные носилки — «никула», сделанные из коры дерева, и осторожно несли к печи, что располагалась на берегу реки в укромном месте. Ее строили так, чтобы никто не знал и не мог подсмотреть, как работает металлург. Считалось, что ремесло дано нам богами и только боги — с помощью отца или деда — могут научить ему нового человека.

Обычно металлурги строили печь внутри термитника. Это удобно — не надо выкладывать стены. Но иногда ее строили из камня. Внизу оставляли отверстие — поддувало.

Второй наш секрет, сеньор, — дерево. Думаешь, всякое подойдет для плавки металла? Нет. У нас говорили: дерево и камень должны полюбить друг друга. Тогда получится металл. Если этого не произойдет, толку не будет. Поэтому искали подходящие деревья. Обычно они растут где-нибудь в низине, ближе к реке или ручью. У годной для печи древесины много имен — му-карара, муака, мукала. Она горит жарче, чем любая другая. Вот в раскаленные угли мукарара и клали руду. Но не думай, сеньор, что дерево и камень так быстро находили общий язык. У нас говорили: чтобы двое — камень и дерево — поладили, нужен третий. А третьим был беловатый порошок, который добывали из жилища муравьев, называемых «овексе». Он помогал жаркому огню углей мукарара вытянуть металл из камня. И еще один важный помощник — ветер. Его создавал при помощи шкуры антилопы пала-пала человек, стоявший у поддувала. Ветер запускали внутрь печи через полую бамбуковую палку, соединенную с большим мешком из шкуры. В единственное узкое отверстие и вставляли бамбуковую трубку.

Как ты думаешь, сеньор, сколько времени занимала плавка? Не догадаешься! От восхода и до захода солнца. Только когда солнце скрывалось • за верхушками деревьев, внутри печи среди горящих углей образовывался раскаленный добела шар. Это и был металл. Не всегда

муррава превращался в такой шар — бывало, распадался на кусочки. Видно, люди плохо попросили камень, и он не захотел превратиться в железо. Но если уж огненный шар лежал на углях, значит, наши мольбы были услышаны. Тогда просмоленными палками железо доставали из печи и несли к воде остужать. Потом шар сплющивали и делили на нужное количество кусков. Тут наша работа заканчивалась, а дальше за дело брались кузнецы. О чем, сеньор, задумался?

— Да нет, Мкондези, ни о чем.

Я солгал. Слушая старика, я пытался воскресить в памяти то, что когда-то читал о средневековой культуре юго-востока Африки.

...В 1501 году в порт Софала, расположенный в центральной части Мозамбика, по приказу первооткрывателя Бразилии, португальского мореплавателя Педру Алвариша Кабрала, был направлен некий Сан-чо де Гавар. Он должен был якобы передать правившему там вождю Юсуфу дары — знак доброго расположения португальской короны. Однако подлинной целью экспедиции была разведка золота. Чтобы установить его наличие, португальцам даже не пришлось организовывать поиск. Ответным дэром Юсуфа были золотые бусы тончайшей работы. Местный правитель и не подозревал, что одним махом срубил сук, на котором сидел. Вскоре * в районе Софалы уже рыскали жадные до колота португальцы. Они же стали там править.

Но в данном случае речь не об этом. Главное — свидетельство, что еще до прихода колонизаторов африканцы владели техникой работы с металлом. В ходе многочисленных раскопок в районе государства Мо-номотапа, занимавшего территорию современного Зимбабве-' и центральной части Мозамбика, были обнаружены многочисленные "изделия- из металла. А ведь государство Моно-мотапа существовало в XV— XVII веках нашей эры то есть зародилось задолго до* появления здесь европейцев.

Правда, в научном мире по поводу Мономотапы ведутся споры. Одни ученые считают, что эта куль-тура родилась в самой Африке, другие — что она принесена извне, например, от древних финикийцев. Обе стороны приводят свои доводы, и мы предоставим им искать истину.

Когда я думал обо всем этом, то вдруг четко осознал, что предки старика, который сидел передо мной на стуле и потягивал пиво, наверняка плавили железо для правителей древней Мономотапы, их почитали и одновременно боялись, веря в колдовские силы металлургов.

— Эй, сеньор, ты случайно не уснул?

Старому Мкондези моя задумчивость, видимо, не понравилась.

— Да-да, я слушаю вас.

Старик ничего не сказал, но полез в ящик обшарпанного письменного стола и, порывшись там, достал маленький флажок фронта ФРЕЛИМО К

— Видишь? — сказал он. — Это мне подарили много лет назад за хорошую работу.

— Давно?

— Еще при португальцах.

— Как так?!

Мкондези Муррима молча сложил флажок и убрал его в ящик.

Вмешался Роберту:

— Дед похвастался, а теперь недоволен собой. Из скромности он нечасто рассказывает об этом событии. А дело было так. Я уже говорил тебе, что он всю жизнь прожил на севере в своей родной деревне. Плавил металл, потом из него делали ножи, мотыги, наконечники для копий и стрел. Тогда вокруг шла война. Жителям селения говорили, что люди, которые прячутся в лесу и стреляют в португальцев, — бандиты и их надо бояться. Но дед этому не верил. Во-первых, про бандитов распространялись белые, а «лесные люди» были африканцами. Во^торых, они никогда не делали ничеш плохого жителям На-л*авуко. -

* Однажды ночью деда разбудил сосед д еказал, что его спрашивают какие-то-; люди. Они ждали неподалеку от реки. Это были партизаны из ФРЕЛИМО. Они принесли с собой несколько неисправных винтовок. Им были нужны новые детали к затвору, но достать их было негде. Деревенский кузнец обещал помочь. Теперь - дело было за металлом. Дед не мог им отказать, хотя знал: если португальцы пронюхают, смерти не миновать.

Всю ночь и все утро дед неистово работал мехами, поддерживая огонь в печи. Боялся, что металл не получится. Как же он был рад, когда увидел через поддувало большой раскаленный шар! Партизаны довольно улыбались. Один из них достал из кармана флажок, протянул деду и сказал:

— Возьми, товарищ. Большое тебе спасибо от всего Фронта освобождения за твою работу и революционную сознательность.

Дед им ничего не сказал, а флажок спрятал...

Мкондези давно уже надоело слушать разговор на чужом языке. Я надеялсй, что он добавит еще что-нибудь, но веки старика опустились, и он опять погрузился в дрему. Мы с Роберту потихоньку направились к выходу...

Мапуту — Москва

1 ФРЕЛИМО — Фронт освобождения Мозамбика.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?