Вокруг света 1982-07, страница 47

Вокруг света 1982-07, страница 47

семнадцать. А когда началась разработка анторгита? Снова верно, шесть лет назад. Нам тогда привезли две партии колонистов по сто тридцать человек, и население планеты сразу выросло вдвое. Полтыщи населения, из них четыре сотни молодых, здоровых, энергичных мужиков. Ты не догадываешься, дорогой главный эколог, какое у них было любимое развлечение?

Директор еще пристальнее вгляделся в Стаса и театрально отступил на шаг.

— Молчишь! Хорошо, я сам скажу. Они охотились, мой друг, охотились. Били и птицу и зверя. И сам я тоже грешен — постреливал иной раз в свободное время. А что прикажешь делать? Выпадет тебе редкий выходной, и до того хочется отдохнуть от всей этой беготни, лиц, которые постоянно вокруг и утром и вечером... Хватаешь рюкзачок, ружьишко — ив лес. А там красота, покой, зелень... Отдохнешь в лесу денек-другой, пару уточек подстрелишь — совсем по-другому себя чувствуешь.

— А как же Устав внеземных колоний? — механически, без особого энтузиазма спросил Стае. То, о чем говорил сейчас Ларго, было ему давнр известно.

— Так и знал, что ты это скажешь.— Директор, словно гордясь своей проницательностью, торжествующе воздел к потолку палец, затем схватил со столика банку с соком, которую поставил для Стаса, откупорил ее и в два глотка осушил.— Да, ты прав. Устав запрещает охоту без согласования с экологом. Но эколога-то у нас до тебя не было. А я разве в состоянии уследить за всем, разобраться, что можно и что нельзя в этом чертовом лесу? Кажется, все почти как на Земле, а приглядишься повнимательней: так, да не совсем так. И не смотри на меня как на злодея, для того и требовал на Анторг эколога, чтобы в лесу навести порядок. Вот ты теперь его и наводи.

— Вот я его и навожу.

Ларго устало поморщился.

— Стае, за эти годы на Анторге были убиты сотни животных, это печальный факт, но я не поверю, что еще несколько подстреленных уток повлияют на экологическое равновесие. Зато людям, живущим здесь, и тебе в их числе, это пустяковое нарушение может принести ощутимую пользу.

— Это все, что вы хотели мне сказать? — спросил Стае.

— Пока все.

— Тогда мне пора. Простите, Ларго, я не могу выполнить вашу просьбу. Всего доброго.

Стае резко поднялся из кресла, кивнул в спину отвернувшемуся к окну директору и вышел из кабинета.

От беседы с генеральным директором у Стаса остался какой-то странный и неприятный осадок. Чтобы отвлечься, Стае принялся разбираться у себя в рабочем столе, затем сходил пообедал в столовую, потом вернулся в лаборато

рию и попробовал читать, но мысли его по-прежнему вились вокруг утреннего разговора с Ларго. Он чувствовал свою правоту и в то же время не мог избавиться от непонятного ощущения, словно он был виноват в чем-то перед директором.

В дверь лаборатории негромко постучали.

— Да-да, войдите,— рассеянно пригласил Стае.

Дверь открылась, и Стае увидел, что на пороге лаборатории стоит незнакомая черноглазая девушка с короткой темной косой.

— Мне нужен главный эколог Кирсанов,— сказала она, улыбаясь.

— Я — Кирсанов.

— Тогда здравствуйте. Наташа Сер-гиенко.— Девушка решительно протянула ему руку.

— Стае. Здравствуйте, Наташа,— он не без удовольствия пожал мягкую теплую ладонь.— Чем могу быть вам полезен?

— Нет, это я чем могу быть вам полезна?

— То есть как...— оторопело пробормотал Стае.

— А очень просто,— довольная произведенным эффектом, объявила Наташа.— Я биохимик, прилетела сегодня утром, думала, буду работать в хим-лаборатории при шахте, а в отделе кадров мне говорят: идите в лабораторию экологии, там вас давно ждут. Ждали?

— Да, ждали, конечно,— совсем растерялся Стае,— нам очень нужен биохимик...

— Тогда вводите меня в курс дела,— потребовала Наташа.

...Через час Стае знал о новой сотруднице все, был очарован ею и благодарил судьбу за такой неожиданный и приятный подарок: он действительно подавал заявку на биохимика плюс еще трех специалистов, однако в ближайшие год-два ни одного человека получить не рассчитывал: слишком велик был в колонии голод на людей. И в первую очередь специалистами обеспечивали шахту, поскольку экономическое развитие их городка зависело прежде всего от добычи анторгита.

Показав Наташе лабораторию, Стае предложил девушке посмотреть их сад.

— У вас есть сад? — удивилась она.

— Собственно, это не совсем сад. Просто наша лаборатория стоит на южной окраине города, лес начинается километрах в трех отсюда, зато кустарники, подлесок подходят буквально к нашим стенам. Опасного для человека в здешней природе пока ничего, слава богу, не обнаружено, и мы против такого близкого соседства не возражаем. Так даже удобней вести исследования.

Они вышли через двери с обратной стороны сборного домика, служившего помещением для лаборатории и часто жильем для ее сотрудников. Повсюду тянулись заросли густо переплетенных кустов, похожих на сибирский стланйк.

Кое-где среди зелени листьев проглядывали некрупные белые и бледно-розовые соцветия.

— Сейчас я вас кое с кем познакомлю. Ксют, пойди сюда, Ксют! — позвал Стае.

В кустах что-то гукнуло, шумно заворочалось, треща ветками, и на дворик перед эколабораторией выскочила обезьяна.

— Иди сюда, мой хороший, давай, давай! — Стае вынул из кармана припасенное яблоко и протянул животному.

— Ой! — воскликнула Наташа.— Да это же настоящий шимпанзе!

Ловко перебирая короткими задними и непомерно длинными и мощными передними лапами, существо подскочило к Стасу и уж совсем по-обезьяньи выхватило у него угощение.

И только когда животное открыло рот, чтобы съесть лакомство, стало видно, что это вовсе не земной шимпанзе. В продолговатой пасти не было ни клыков, ни вообще Каких-либо зубов. Вместо них под мясистыми губами открылись четыре челюсти, две верхние и две нижние; они напоминали костяной конус, продольно распиленный на четыре равные части. Взяв на всякий случай Стаса за рукав, Наташа завороженно наблюдала, как челюсти раскрылись, словно раздвинулись губки тисков, существо сунуло в образовавшуюся щель яблоко и принялось энергично жевать, двигая челюстями вперед-назад, причем все четыре челюсти двигались относительно одна другой совершенно асинхронно.

— Вы его не бойтесь, Наташа. Ксют у нас хороший, правда, Ксют? — Стае погладил животное, оно довольно хрюкнуло, сомкнуло губы и вновь стало почти неотличимо от обычной земной обезьяны.— Если хотите, можете его погладить.

Наташа робко протянула ладонь, провела по длинной шерсти. Шерсть оказалась жесткой, свалявшейся. Наташа отдернула руку и украдкой от Стаса обтерла ее о брюки.

— Нет, все же он какой-то...

— Ну вот, почему мы так устроены? — огорчился Стае.— Хотим, чтобы все было «по образу и подобию». Какой тут, к черту, контакт! Этот противный, этот скользкий, этот мерзкий... Даже Ксют — вроде совсем по виду обезьяна — все ему сначала: «Ах, какой милый! Ах, какой забавный!» А как увидят, что жует он не поперек, а вдоль — все, конец восторгам.

— Не сердитесь, Стае.— Наташа виновато заглянула ему в глаза.— Он мне нравится.

Девушка, очаровательно сморщив носик, уже смелее погладила обезьяну по голове.

— Я рада, Стае, что буду работать у вас, а не на шахте, хоть и потратила полгода на курс по анторгиту.

— Как, вы приехали по целевому запросу с шахты?

— Ну да, конечно. Но теперь очень

45

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Стаа
  2. Геперь он не совсем животное

Близкие к этой страницы
Понравилось?