Вокруг света 1983-09, страница 34




Вокруг света 1983-09, страница 34

биомасса, около пятидесяти тонн. Игорь снова посмотрел на экран и сам теперь разглядел, что «биомасса» у них на пути — огромное морское животное, формой напоминающее черепаху.

— Надя, ты ее видишь? — закричал он.

— Вижу, вижу. Такую громадину не захочешь — заметишь. Она же не меньше дисколета. Давай сфотографируем?

— Обязательно. Я тебя проведу прямо над ней.

— А это не опасно? — для очистки совести спросила Надя, уже спешно готовя фотоаппаратуру.

— Не бойся, мы же тащимся на десяти метрах, а черепаха над водой возвышается всего на...— Игорь сверился с прибором,— на два с половиной. Семь метров — зазор.

Краснов чуть сдвинул штурвал, подправляя курс точно на цель — черепаху, плавучим грибом разлегшуюся на поверхности. На грязно-сером панцире уже различались клетки гигантских тусклых пластин. Сбоку панциря в отверстии, похожем на вход в пещеру, угадывалась втянутая голова.

Расстояние между дисколетом и животным даже не сокращалось, оно просто таяло со стремительностью опущенной в кипяток сосульки.

«Что же она голову прячет, боится, что ли, или сниматься стесняется?» — с досадой подумал Игорь, все ближе подлетая к черепахе.

И тут же, будто в ответ на его сожаления, из-под панциря вдруг взметнулся вверх исполинский плоский клюв, составляющий, казалось, всю голову черепахи. За клювом, словно пожарный шланг за наконечником, гофрированным рукавом потянулась морщинистая шея. На вид хрупкая и тощая, по мере приближения дисколета она становилась все толще, мощней. Это было зрелище. И когда Игорь, спохватившись, стряхнул с себя оцепенение, драгоценные мгновенья были уже упущены: чешуйчатые складки шеи вползли в экран, а над фонарем рубки нависла клюва-стая голова с немигающими прорезями равнодушных глаз.

Все это запечатлелось в мозгу у Краснова яркой и неживой моментальной картиной... Ослепительным фонариком вспыхнула и погасла мысль, что сейчас будет столкновение...

Но, как все настоящие водители, Игорь в критических ситуациях умел инстинктивно, не раздумывая, в доли секунды принимать оптимальные решения.

— Надя, держись! — крикнул Игорь.

Дисколет послушно накренился, завалившись вперед, и на всей скорости вонзился в воду перед самой черепахой. За всплеском падения раздался глухой удар, дисколет тряхнуло, обрывисто тенькнула лопнувшая сталь. Потом закашлялся и заглох вертолетный движок, и наступила тишина. Пуская крошечные яростные пузырьки, по смотровому стеклу расползалась прозрачная влажная голубизна. «Мы тонем»,— подумал

Игорь. Над рубкой проплыло необъятное костяное брюхо, мелькнули и исчезли два ряда чудовищных когтистых ластов.. Снова что-то царапнуло по крыше.

Борясь со скачущими перед глазами искрами — приложился-таки лбом о панель! — Игорь помотал головой.

— Надежда, Роберт! — позвал он.— Вы целы?

— Я цела! — пискнула испуганно Надя.— Иду к тебе.

В динамике, связывающем рубку с каютами, и в частности с каютой, куда пошел поспать Чекере, послышалось что-то громкое и нечленораздельное. Что именно, Игорь из этой скороговорки не разобрал, но по тону, не предвещающему ничего хорошего, понял, что невредим и пилот.

«Уже неплохо,— подумал Игорь,— все живы и здоровы. А что наша посудина?» Он посмотрел на экран и увидел, что дисколет уже полностью под водой и продолжает, планируя, медленно погружаться. Краснов обеспокоенно включил общий обзор. Внизу начинали вырисовываться расплывчатые очертания дна. Игорь с облегчением вздохнул: хорошо хоть, тут неглубоко....

— Хорошо хоть, тут неглубоко,— вторя его мыслям, произнес у него за плечом Чекере. Голос у пилота, то ли от волнений, то ли от чего иного, был осипший.

Игорь обернулся. В дверях стояла Надежда, уже успевшая взять себя в руки, но все еще с остатками испуга в округленных глазах, а рядом с ней — Роберт, насупленный, бурлящий негодованием, с красной мятой полосой от подушки на щеке.

Краснов молча поднялся из пилотского кресла; тоже не говоря ни слова, Чекере занял свое место, положил ладони на штурвал. И вовремя: из синевы туманным силуэтом на экран надвигалась остроконечная подводная скала. Надежда зажмурилась, ожидая катастрофы, но Роберт ловко поколдовал тормозными плоскостями, и дисколет сразу потерял горизонтальную скорость. Он мягко скользнул вдоль, скалы вниз и, скрежетнув лапами амортизаторов по дну, остановился. В кабине стало заметно темнее.

Игорь щелкнул выключателем.

— С приездом! — с шутливой беззаботностью начал он, но встретил такой яростный взгляд пилота, что осекся и принялся крутить взад-вперед регулятор освещения.

— Мало тебе одного подвига? Решил теперь и свет испортить? — не выдержав, взорвался Чекере.

За любимого шефа вступилась Надежда.

— Ну что ты, Бобби! Разве Игорь нарочно...

— Действительно, чего это я! Подумаешь, промашка вышла. Ну, утопил человек нечаянно космический корабль, так что с того?

— Послушай, Роберт,— сказал Игорь,— может, я и растерялся на миг,

но все равно другого выхода у меня не было.

— Да какого выхода?! Откуда? Что это за выход такой — топить дисколет?

— А-а, я и забыл: ты ведь ничего не знаешь,— сообразил Игорь и рассказал о встрече с рептилией.

— Рептилия, говоришь. Та-ак...— протянул пилот, вместе с воздухом из легких выдыхая и часть гнева: он уже оценивал ситуацию и пытался представить, как сам бы поступил на месте Краснова.— Ну и везенье... В пустом океане налететь на черепаху. Случайно, значит? Ладно, допустим. Но если ты не успевал обойти ее, зачем надо было нырять, а не спокойно перепрыгнуть?

— Так некуда было прыгать, — объяснил Игорь,— сверху4 уже голова ее была, над самым фонарем торчала. Не нырни я, мы бы этой Тортилле шею, как пить дать, укоротили. А очень не хотелось. Шейка-то метров десять — шутка ли, черепаха, может, ее всю жизнь растила...

— Погоди, погоди,— остановил вдруг эколога Чекере.— Какой длины шея была, говоришь?

— Метров десять. А то и двенадцать.

— А голова где торчала? Над фонарем?

— Над ним самым,— с готовностью подтвердил Игорь.

— Но тогда получается,— до шепота снизил голос Чекере,— что ты вел дисколет на высоте десяти метров над уровнем моря.

— Ну, вел...— с некоторой, не очень большой, долей смущения признал Игорь.

— А кто тебе позволил?! — вновь закипел пилот.— Как ты посмел рисковать всей экспедицией, кораблем, нашими жизнями, в конце концов?!

— Да хватит тебе,— разозлился, в свою очередь, Краснов.— Подумаешь — авария какая! Ничего с нами не случилось.

— Как — ничего? А винты? Пропеллерный люк не закрывается.

— Починю я твои винты, не волнуйся. Собственноручно починю.

— Где, интересно? Уж не под водой ли?

— Могу и под водой. Тут неглубоко. Метров шестьдесят.

— Это чистая случайность, что здесь мелко. А будь тут три-четыре километра...— уже остывая, по инерции продолжал Чекере. Во время перепалки с экологом он успел просканировать основные узлы и убедился, что никаких серьезных повреждений дисколет не получил.

— Хоть тридцать четыре! Тебе не хуже меня известно, Боб, что дисколет выдерживает практически любое давление, ему все равно откуда стартовать — с орбитальной станции, поверхности планеты или дна морского. Врубай реактивную тягу и газуй.

— Газуй! Быстрый какой. Ты расход горючего на старт в жидкой среде посчитай. А нам еще на Кайонегро лететь.

— Долетим.

32



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?