Вокруг света 1983-09, страница 36




Вокруг света 1983-09, страница 36

восхищенного и в то же время уважительного взгляда с хищницы.

— Каков экземпляр! Как считаешь, скафандр ее зубы выдержит?

— Лучше не пробовать. Наш костюм рассчитан все-таки на космические опасности — радиацию, температурные колебания, перепады давления. А не зубы барракуд. Стой! — вдруг предупреждающе крикнул Чекере: ему показалось, что барракуда собирается вклиниться в пространство между экологом и утесом.— Немедленно прижмись к скале, не пускай ее со спины...

Так, соприкасаясь плечами и едва не задевая камня спинами, они опустились. Барракуда проводила их до самого дна, то отплывая в сторону, то с угрожающим видом приближаясь. Только когда, почувствовав под ногами твердую опору, Игорь с силой топнул по коралловому отростку, испуганная треском рыбина сделала неуловимое движение своим налимьим хвостом и растворилась в синеве.

— Куда же ты, красавица! — крикнул ей вдогонку Игорь. На что-либо более остроумное он в этой ситуации не нашелся: клыки с палец длиной плохо отражаются на чувстве юмора. Он посмотрел на пилота и увидел, что тот облизывает пересохшие губы.

«Он все же неплохой парень,— подумал Игорь.— Струхнул слегка, но не растерялся. И даже сориентировался, успел сообразить, что надо держаться скалы. Или — опыт?!»

Чекере, ощутив на себе взгляд эколога, по-своему истолковал его и, словно оправдываясь, сказал:

— С академии не был под водой. Да и там... координацию только отрабатывали.

— О чем ты, Боб, ты же молодец. Дома я увлекался подводным плаванием, подводной охотой в основном. Но ты сегодня вел себя куда профессиональней меня.

Чекере смущенно махнул рукой и, ссутулившись, пошагал под днище дисколета.

Подождав, пока пилот поднимется в шлюз, Игорь полез было за ним, но на полпути что-то вспомнил и спрыгнул с лестницы обратно.

— Ты куда? — обеспокоенно спросил Чекере.

— Сейчас! Надежде захвачу сувенирчик...

Игорь оглядел дно. Повсюду вокруг дисколета дно было усеяно обломками кораллов — результат посадки и их сегодняшних хождений. Но то, что валялось, не казалось Игорю достаточно презентабельным. Для подарка надо бы что-нибудь получше... И тут, рядом с амортизаторной лапой, он заметил великолепные «оленьи рога» — изящный прямой ствол, длинные и тонкие побеги-отростки. «Хороши!» Игорь наклонился, потянулся к коралловой ветви, чтобы ее отломить, нажал на нее.

И в этот самый миг случилось нечто непонятное.

Вода будто уплотнилась тысячекратно, стала ватной и тем не менее мощной хваткрй обжала ему руку от плеча до кончиков пальцев, и не было возможности ни повернуть ее, ни согнуть в суставе, ни хотя бы шевельнуть мышцей.

Ощущение длилось какую-то долю мгновенья, его как будто и не было, но, когда оно прошло, Игорь еще некоторое время стоял, замерев с вытянутой рукой, не рискуя пошелохнуться. Что это, нападение? Нет, непохоже, кругом пустынно, только рыбья мелочь пасется в коралловых клумбах. Или местный водяной проказничает — подшутил над пришельцем... Показалось, решил Игорь. Или просто устал за сегодня. Надо отдохнуть.

Игорь поднял разлапистую каменную ветку и пошел к люку.

За стеклом, на вид таким непрочным и все же способным выдержать любые мыслимые воздействия, чернела чужая, инопланетная вода. Она была как мрак, как бесконечная космическая ночь, и звездочки светящихся микроорганизмов лишь усиливали сходство. «А что, если разбудить эту ночь?» — подумал Игорь.

— Подойди сюда,— позвал он Надю. Девушка заглянула в окно и поежилась, словно на нее дохнуло холодом. Игррь открыл небольшую дверцу над нижним краем окна, выдвинул оттуда миниатюрный штурвал, оканчивающийся не привычной баранкой, а мягким шаром-набалдашником.

— Смотри,— сказал Игорь и сжал рукоятку. И тут же в темноте вытянулся длинный белый хвост: у корпуса дисколета, в начале,— упругий, резко очерченный и пущистый, рассыпчатый — в конце, метрах в пятидесяти за окном. Игорь шевельнул штурвал — хвост наклонился, повис в чернильной воде, зацепился за скалу. Будто солнечное пятно, заплутав в океане, присело на утес отдохнуть и высветило вдруг из подводной скалы стократ усиленную радугу, разбрызгало неправдоподобно яркие краски там, где в самую солнечную погоду царит ровный зеленоватый сумрак. Камни, за пятидесятиметровым водяным фильтром не знавшие даже собственного цвета, засветились под лучом прожектора, как огни на новогодней елке.

Игорь двинул прожектор ниже. Луч скользнул с утеса, снова повис в воде, упал на дно — и опять под ним будто взорвалась палитра какого-то сумасшедшего художника. А на подводной скале, вернувшейся во мрак, продолжали цветными свечками люминесцировать кораллы, словно ворча на нескромный прожектор, бесцеремонно нарушивший их сон.

И эколог Краснов, улыбнувшись, как пером по бумаге, повел лучом по склону. «На-д-е-ж-д-а»,— зажглись на скале метровые радужные бу|свы. Игорь выключил прожектор, но буквы продолжали гореть, и в этом фантастическом зрелище было даже что-то нереальное...

— Неужели можно просто так улететь? Ничего не предприняв, не полюбопытствовав,— взять и оставить это? — спросил Игорь.

Как завороженная Надя смотрела на затухающие огоньки, на собственное имя, Написанное на подводном утесе за миллионы километров от родного мира, и была готова согласиться с каждым словом, произнесенным сейчас Игорем.

Будильник прозвонил в пять и сразу завертел Краснова в круговороте дел, запланированных на утро. Сегодня была его очередь дежурить на кухне. Игорь не стал мудрить, быстро приготовил яичницу и поспешил в кают-компанию.

Надежда и Роберт уже сидели за столом и о чем-то спорили.

— Привет! — поздоровался Игорь.

Чекере сдержанно кивнул.

— Доброе утро, Игорек, чем нас сегодня потчуешь? — Надя привстала, заглянула в поднос.— О, яичница по...

— Глазунья а-ля субмарин. По каким Проблемам прения?

— Да вот решаем, кому выходить сегодня, а кому сидеть в дисколете.

— Ну-ну... Так какие же мнения? — расставляя завтрак, поинтересовался Игорь.— В частности, что будем делать с экологом Красновым, где ему отведено место — на ©орту или за таковым?

— С тобой все просто, — засмеялась Надя.— Но кто пойдет вторым? Вот в чем вопрос.

— Вопрос, я думаю, ясен,— не допускающим возражений тоном произнес Чекере, намазывая на хлеб масло. — Под водой тут слишком опасно, чтобы посылать женщину.

— При чем здесь женщина-мужчина! — возмутилась Надя.— Ни одна барракуда, если она голодная, не станет выяснять, кто какого пола. И потом, не забывай, Бобби, ты вчера уже плавал.

— А теперь послушайте меня, ибо с этого момента я приступаю к своим непосредственным обязанностям руководителя экспедиции,— вмешался в спор Игорь.— Сегодня под воду будет второй — и последний — выход. Такой случай требует максимальной научной отдачи, и потому пойдут люди, обремененные багажом специальных научных знаний: эколог, то есть я, и биохимик, то есть Сереброва. Чекере останется на борту и, если все пройдет гладко, встретит нас чаем.

— Но погоди, а как же...— попробовал протестовать пилот.

— Если и ты хочешь вспомнить барракуду, Боб, то я отладил станнер, им теперь можно стрелять под водой.

— Нет, а...

— ...А потом, Надя права: ты уже выходил вчера. Будь джентльменом, Боб, пропусти даму, не толкаясь...

— Надя! — раздался в шлеме голос Игоря.— Ты не заснула?

— Ой, извини, задумалась,— виновато отозвалась девушка.— Тут так похоже на земной океан.

34



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Январь.Дохнул холодом

Близкие к этой страницы
Понравилось?