Вокруг света 1986-01, страница 17




Вокруг света 1986-01, страница 17

на полную мощность работают заводы, контрольно-измерительные приборы, летают самолеты и ракеты... Как разобраться космофи-зикам, что фиксируют их датчики: дыхание Солнца или производственный аврал на соседней фабрике? Вот и поняли, что только станции, расположенные в безлюдных, не обихоженных человеком местах, могут сослужить добрую службу.

Но где расположить их? Идеальное, казалось бы, место — океан. Но на его поверхности невозможно разместить станции с постоянно

точными координатами. Тогда и обратили внимание на Север. Обширные пространства северо-восточной части Азиатского континента оказались идеальным местом для геокосмофизических исследований. И не только потому, что здесь находится «кухня погоды» Разница между максимальной температурой лета и зимы здесь более ста градусов, она и обусловливает высокую прозрачность атмосферы. Вечная мерзлота толщиной в несколько сот метров — хороший изолятор от помех снизу. Еще одна уникальная и необходимейшая особенность — разница между геомагнитным и географическим полюсами в 11 градусов — помогает ученым с большой точностью отличать волновые излучения Солнца от корпускулярных.

Кроме того, на территории Яку

тии «как нарочно» расположилась значительная часть Восточно-Сибирской мировой геомагнитной аномалии. Это «железо» при возмущениях на Солнце вызывает как говорится, огонь на себя и очень облегчает наблюдения...

Тогда-то и родилась идея сооружения знаменитого теперь на весь мир Якутского меридиана — научного «прибора» длиной 1200 километров. Якутск—Жиганск—Тикси—остров Котельный — в каждом из этих пунктов находится станция наблюдения, и все исследования ве

дутся синхронно, по единой программе. Получается как бы моментальная фотография того, что происходит в магнитосфере, ионосфере, плазмосфере... то есть в тех самых «отделах» верхних слоев атмосферы и околоземного космоса, с помощью которых Солнце и «управляет» земной жизнью И таких «фотографий» обрабатывается и анализируется ежегодно тысячи.

Хозяйство Белозерцева — посредине Якутского меридиана. Примерно на полпути от Якутска до Тикси. Здесь не поражает своим притягивающим мерцанием электроника, не впечатляет размерами аппаратура. Два балка. Вездеход у крыльца. Антенна над головой. Да еще кое-что из научной техники на улице, возле дома. В балках и лаборатории, и слесарная мастерская, и кают-компания, и кам

буз. И везде необыкновенная чистота. В этом отношении Белозер-цев строг, даже придирчив: закрыл за собой входную дверь — будь любезен, переобуйся немедленно в тапочки. И в слесарке у него все сверкает, и на кухне. А окна опутывают огуречные стебли...

— Зеленый цвет успокаивает дежурного,— хитрил Белозерцев.— Да и свежий огурец при нашем климате — это масса внеплановых положительных эмоций...

Да, они очень нужны геофизикам — положительные эмоции. Служба их не из легких. В любую погоду: будь то пуржливая полярная ночь или жаркое комариное лето,— точно в назначенное время снимаются показания приборов, запускаются шары-зонды, щупают небо антенны радиолокаторов.

Жиганскую станцию от поселка отделяет широкий залив. Осенью и весной, когда лед ненадежен, курсирует вертолет. А в непогоду как сменить дежурного? Экстренный вариант — в обход по тайге. Поэтому геофизикам не привыкать дежурить несколько дней, а то и неделю.

А каково магнитосферщикам? Их домики легко отличить по традиционным поленницам дров, которые занимают иногда едва ли не больше места, чем сам научный павильон. Причина: возле приборов не должно быть ничего железного. Даже радиаторов парового отопления. Дровами топят, едва на ночь хватает тепла от жарко натопленной с вечера печи...

Однако крупнейшая в мире установка для наблюдения космических лучей расположена вблизи села Октемцы, в 25 километрах от Якутска. Именно здесь пытаются найти ответы на вопросы: как зарождаются космические лучи и кто «снабжает» их энергией, при помощи которой они способны преодолевать расстояние в сотни тысяч световых лет? Солнце? Галактика? Вселенная?

Нет, не Солнце, со всей уверенностью вскоре сказали ученые, рождаются они, очевидно, в нашей Галактике, и возраст этих странников «всего» около ста миллионов лет.

Как признался кандидат физико-математических наук Евгений Бережко, без боя космос не отдает свои секреты и технически вооруженным ученым.

— Профессору Крымскому,— объяснял он мне,— удалось открыть универсальный механизм ускорения частиц в космосе. В нашей Галактике приблизительно раз в сто лет происходит взрыв сверхновой звезды. Вот и появилось предположение, что для космических лучей источником их мощных энергий может стать вспышка- сверхновой. Образуется ударная волна, которая как бы подталкивает частицы, придавая им все большую скорость.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?