Вокруг света 1986-01, страница 19




Вокруг света 1986-01, страница 19

Звенят по снежному насту полозья легких нарт. Мы летим, зарывшись в меховые доспехи, берегом Ля-иина, самого рыбообильного при тока Северной Сосьвы. Олени несут нас к горизонту, к синим зубцам Урала, к доброй таежной хозяйке — волшебнице Миснэ. Богиня ожидания, она приютит в своих владениях уставшего охотника или продрогшего путника...

Мой спутник и друг, поэт Юван Шеста лов, верит, что и мы встретим Миснэ. Но как найти ее дом в этом заснеженном лесу с охотничьими лабазами, со священными деревьями, на которых когда-то были вырезаны таинственные личины? Как услышать ее зов? Может быть, он в этом скрипе полозьев или свисте ветра? А может, нужно искать Миснэ не под пологом снежного леса, а в тепле домашнего очага, в песнях манси ек, поддерживающих это тепло, чтобы обогреть ушедших на охоту или рыбалку мужей и сыновей?

Три года я ждал этого дня. Ждал, чтобы побывать на Медвежьих плясках, или играх, как называют этот праздник манси —

народ охотников, рыбаков и оле неводов, живущий на северной окраине сибирской тайги Этот праздник нельзя предска зать или вычислить по календа рю: ведь чтобы он состоялся, дол жен быть убит медведь. «Убит медведь» — манси никогда бы так не сказал: зачем поминать всуе по имени хозяина тайги, своего великого предка? Услышит — обидится. Лучше сказать о нем «вортолнут» — «в лесу живущий».

Охотничьи реалии, богатый мансийский фольклор и не менее богатое народное искусство впи тал в себя Медвежий праздник:

Семь седых веков суровых

За ночь мимо проплывет...

Видишь:

Жизнь таежных манси,

Жизнь охотников таежных,

В плясках огненных встает.

Из этих стихов мансийского поэта, лауреата Государственной премии Ювана Шесталова, с по лотен его замечательных земля ков — художников Константина Панкова и Геннадия Раишева из таежных преданий и легенд, из

АЛЕКСАНДР МИЛОВСКИЙ Фото автора

ПРЕДАНЬЯ
МЕДВЕЖЬЕГО СЛЕДА

2 «Вокруг с вот а» № 1

книг историков и этнографов смотрела на меня, завораживая, оскаленная медвежья морда с красными угольками глаз и манила на праздник, в даль расстояний и времен.

И вот мы с Шесталовым в заснеженной тайге, и тайга эта ждет теперь от нас охоты. Медведь спит в берлоге, и струйка пара вырывается из сугроба, словно под снегом пробивается горячий источник. Чтобы надеть празднич ные маски, мы должны прервать медвежий сон. На алтарь искусства положить настоящую жизнь.

Но чем ближе давно желанный миг, тем сильнее что-то противится во мне — нет, не древнему обычаю, конечно, но нашему праву принести эту жертву. С высоты полета над тайгой и берлога, и бурелом вокруг, и застывшая подо льдом речка, и весь этот мир лесной оглядываешь теперь одним взглядом и видишь иную жизнь, пришедшую сюда, с ее новыми городами, нефтяными выш ками и газопроводами. Преданья медвежьего следа вплетаются тонкой ниточкой в это огромное нестрое полотно, и на былые обряды невольно ложится отсвет сегодняшних дней...

Нет, конечно, не должны будить медведя семь магических выстрелов, иначе отвернется от нас богиня Миснэ. Спи, вортол нут. а мы сыграем, споем, спля шем твой праздник, чтобы слыша ла вся окрестная тайга, чтобы жила медвежья сказка.

...Двадцать пять лет прошло с тех пор, как Юван Шесталов видел в этих местах последний настоящий Медвежий праздник — живы были тогда еще его дед и другие старики, знавшие весь сложный сценарий представ леиия, все его песни и причуды. Игрались Медвежьи пляски и позже, играются, хотя редко, и сейчас, но в сильно упрощенном виде. И мы с Юваном задумали восстановить полузабытое дейст во, народный праздник манси и хантов, пригласив на него знатоков и лучших исполнителей ролей Медвежьих игр со всего Ханты Мансийского автономного округа. Березовским райкомом партии разосланы были телеграммы и телефонограммы по селениям и деревенькам - паулям, и мы с нетерпением ожидаем результатов в С-осьве — селении на берегу Северной Сосьвы, где у Шесталова что ни житель — то родственник, друг детства или один из героев его книг.

На третий день из Березова — того самого, куда сослали в свое время князя Александра Мен-шикпва,— прилетел вертолет. Взвихрил снег за околицей, и к нам пожаловали «артисты» — пенсионер Константин Васильевич Новьюхов из поселка Теги, известный своей игрой на нацио-



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?