Вокруг света 1986-01, страница 22




Вокруг света 1986-01, страница 22

Н.БАЛАЕВ

по весенней тропе

Рисунки А. ГУСЕВА

Рассказ

Хрук-хрук! Хрук-хрук! — покряхтывал снег. Иногда большой пласт оседал с шумным вздохом, и ноги на короткий миг теряли устойчивость. Весной под настом возникают обширные пустоты. С середины дня до вечера, когда все залито солнцем и снег мягок, ноги просто проваливаются в эти пазухи, зато утром, когда наст крепок, от тяжести человека оседают целые купола и из-под них вылетают клубы теплого воздуха. Если прорезать в таком куполе щель и сунуть туда замерзшие руки, сразу ощутишь, как горя-па грудь земли. И когда застанет в пути весенняя пурга, можно переждать непогоду, лежа под таким куполом.

— Хрук-хрук! — покряхтывал снег.— Хрук-хрук!

Старый охотник Питычи давно уже был на пенсии, но,

пока позволяли силы, работал на центральной усадьбе совхоза.

Раз в году, когда кончался пушной сезон, весеннее солнце и южные ветры будоражили душу охотника, и он \ходил в гости к многочисленным друзьям и родне. Сначала он навещал охотников, живших на побережье океана, а затем поворачивал в тундру и шел по бригадам оленеводов, пока не добирался до самой дальней, кочевавшей в горах за рекой Мечег. Там жили его дети и внуки, и там он проводил лето, помогая в нелегких пастушьих делах.

Этой весной он снова шел старым маршрутом.

Питычи постоял на береговом обрыве, осмотрел русло. Надувы в этом году хорошие. Он спустился на речной лед и двинулся в сторону низовьев, внимательно оглядывая берега. Остановился у пузатого надува, висевшего до льда, прислушался. Через минуту раздался глухой всплеск, за ним второй. Питычи достал нож, прорезал в снежной стенке дыру. Открылась широкая полость. Она уходила вправо и влево между снегом и песчаным обрывом. Снег изнутри светился зеленью, и даже сумерки там были зелеными. Льда от береговой гальки до снежной стены не было. В полынье плотно торчали рыбьи спины. Питычи опустился на колени. Зимой рыба стоит вот в таких ямах, где под надувами чистая вода и много свежего воздуха. Это Лыгиннээн, голец. Настоящая рыба.

Питычи несколько минут смотрел, как гольцы медленно шевелят хвостами, изредка высовывают наружу нос и, громко булькая, прихватывают верхней губой воздух. Он сбросил рукавицу, ловко подцепил под жабры согнутым пальцем рыбу в локоть величиной, одним движением выдернул ее и швырнул на лед. Голец растопырил плавники, широко открыл пасть, подергался и замер, отсвечивая в прозрачной ледяной толще розовыми боками.

За несколько минут старик выбросил на лед девять рыб, нарезал снежных плиток и закрыл отверстие в надуве: сильный мороз еше может вернуться, и тогда вода м мерзнет.

Солнце слегка подтопило лед, и поверхность его стала мокрой. Питычи собрал рыбу в рюкзак и, выбрав удобное местечко, вылез на терраску. Тут он увидел сидящую недалеко Кэпэр, росомаху.

— Етти, Кэпэр, здравствуй,— кивнул охотник.— Ты уже пришла. Как всегда, первая узнаешь новости. Надо угостить тебя рыбой, ты давно не ела настоящую рыбу.

Старик достал гольца и понес росомахе. Зверь настороженно двинулся в сторону. Была росомаха неестественно толста и от этого казалась неуклюжей. Подойдя ближе, старик увидел, что правое ухо ее надорвано и испачкано в крови. ' •

— Ты ходила в бригаду, Кэпэр, и подралась с собаками.— Питычи укоризненно покачал головой.— Смотри, все это может кончиться плохо... Конечно, дети у тебя будут первый раз, и ты еще не понимаешь, что живешь для

20



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?