Вокруг света 1986-04, страница 64

Вокруг света 1986-04, страница 64

ПЕСНИ ГИББОНОВ

Оказывается, обезьяны достаточно музыкальные существа. К такому выводу пришел английский ученый Пол Гиттинс, который изучал жизнь приматов в различных районах Юго-Восточной Азии. Особенно музыкальны, по мнению ученого, гиббоны,— они поют весьма мелодично, почти как певчие птицы. Гиттинс установил, что самцы поют много больше своих подруг. Продолжительность вокала различна — от нескольких минут до двух часов. Каждая ария длится не более пятнадцати минут. Первую песню гиббон поет на рассвете, перед восходом солнца. Позже он снова запевает после завтрака — в 7—8 часов утра, а дальше — в зависимости от настроения.

лютея сизые голуби, обожающие капусту. Они способны истребить до восьмидесяти процентов рассады капусты на поле. Но вот стоило в Англии кому-то запустить над полем бумажного змея, как голуби в ужасе ретировались. Возможно, причина в том, что бумажные змеи напоминают голубям хищных птиц, возможно, в том, что змеи, носимые ветром, постоянно движутся,— трудно сказать наверняка.

Но почти вся капуста цела, если над полем парит бумажный змей...

Шесть веков назад в японском селении Ками родился обрядовый танец тигров: по убеждению местных жителей, он должен был уберечь их дома от пожаров. Танцоры, исполнявшие этот танец, надевали маски и полосатые одеяния, имитирующие образ грозного хищника. Сегодня, разумеется, уже никто не верит в то, что таким способом можно уберечься от пожара. Тем не менее традиция осталась. В день праздника, который называется «Хацуума-Мацури», по улицам и дорогам передвигаются колонны тигров. Каждая колонна состоит из тридцати хищников, а точнее, из шестидесяти детей (по двое на одного тигра), которые движутся, тщательно соблюдая все правила исполнения старинного танца.

ИНДЕЙСКОЕ ЛЕТО

ТИГРИНЫЙ ТАНЕЦ

По выражению лиц индейцев, сидящих в каноэ, можно сразу определить, что плывут они не на боевую операцию. Летние празднества в городке Хейнс, лежащем на берегу залива Линн-Канал (Аляска, США), часто включают состязания на каноэ и каяках. Несколько лет назад собравшиеся на праздник впервые увидели копию старинного индейского военного каноэ племени хайда, построенную членами Ассоциации искусств аляскинских индейцев.

Когда-то суда этого типа вырубались из целого ствола дерева. Новое судно, хотя и создавалось по образу древнего, было тем не менее построено из отдельных кедровых досок. Длина его получилась примерно на метр короче (менее восьми метров), а деревянные планширы образовали более высокие борта в носовой части и на корме. Специалисты считают, что старое каноэ лучше поддавалось управлению и было более быстроходным, зато менее устойчивым. Нос лодки по традиции украшен изображениями ворона и кита. Но, конечно, полный эффект погружения в старину возникает, когда в каноэ садятся гребцы в костюмах воинов-тлинкитов.

ЗАВТРАК НА БОЛОТЕ

Этой большой белой цапле нельзя отказать в аппетите* Птица охотилась на болоте — разыскивала в иле моллюсков, подстерегала мелких рыбешек и лягушек, но, видимо, ей захотелось чего-то большего. Цапля погрузила клюв в воду и выхватила... небольшого грызуна. Фотограф, снимавший эту сцену, издали не смог определить его видовую принадлежность: то ли это была полевка, то ли серая крыса пасюк. Птица перехватила зверька, чтобы проглотить его с головы, но потом окунула добычу в воду, тщательно прополоскала и снова критически осмотрела. Водная процедура повторилась несколько раз. Наконец цапля сочла «блюдо» готовым и проглотила зверька. Завтрак длился меньше четырех минут. Большая белая птица снова стала грациозно расхаживать по болоту, всем своим видом начисто отметая подозрения в кровожадности.

СТРАШНЕЕ ЗМЕЯ ЗВЕРЯ НЕТ

Крестьяне и птицы ведут нескончаемую войну столько лет, сколько человек возделывает сельскохозяйственные культуры. Главное оружие человека — огородное пугало. К сожалению, птицы давно приучились отличать его от хозяина. Особой сообразительностью и прожорливостью выде-

ПАУТИННЫХ ДЕЛ МАСТЕРА

То, что паутину можно использовать в ткацком деле, известно с давних времен. В прошлые века неоднократно предпринимались попытки производить из паутины чулки, перчатки и даже платья. Энтузиазм паутиноткачей угасал по разным причинам, в частности, и по причине дороговизны сырья. А вот в одном из папуасских племен, живущих на Новой Гвинее, умельцы и ныне делают из паутины головные уборы. Благо пауков здесь много и ловчие сети они плетут в изобилии. Местные жители утверждают, что шляпы из паутины очень прочны и могут служить хозяевам на протяжении всей жизни...

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?