Вокруг света 1988-07, страница 63

Вокруг света 1988-07, страница 63

свою чашу позора и теперь искал смерти в бою. Но фракийцы в бой не вступали, маячили конными отрядами впереди по холмам и исчезали, словно заманивали.

Поутру четвертого дня сотня вернулась целой и невредимой, привезла Скила.

Овлур стоял перед новым скифским царем, ждал решения.

— Что сказали фракийцы? — спросил царь.

— Сказали: пусть скифы забирают своего изменника и уходят. Сказали: тот, кто не дорожил своим, чужим тем более дорожить не будет. Фракии изменники не нужны...

— Скифии они тоже не нужны,— резко бросил царь.— Пусть остается на чужбине.

— Брат! — с ужасом и надеждой в голосе вскричал Скил.

— Пусть остается здесь, в этих болотах.— Блеснувшим на солнце акинаком царь указал на густые заросли камышей.— Отведи его туда. Твоя, Овлур, вина, тебе ее и искупать.

Овлур вернулся скоро, с короткого меча капала кровь Он протянул к царю руку и разжал кулак. На мозолистых буграх ладони тускло поблескивало золотое кольцо.

— Скилу оно больше не нужно, возьми.

— Мне оно тоже не нужно,— сказал царь.

— Это кольцо принадлежало твоему деду.

Царь взял его двумя пальцами, осторожно, словно оно было горячим, поднес к глазам. На перстне была изображена богиня Табити, сидящая на троне с зеркалом в руках. Рядом греческими буквами вырезано имя Скила и еще одно имя — Аргот.

Царь с силой сжал кулак, почувствовал, как подалось, смялось кольцо. Аргот — так звали деда, которого он едва помнил. Овлур стоял перед царем, ждал. Конь нетерпеливо переступал ногами, фыркал в лицо Овлура. И все в свите царской ждали. Старые, привыкшие к походам и боям воины готовы были ринуться туда, куда укажет царь. А царь смотрел на свою руку, на побелевшие, сжатые в кулак, пальцы и медлил.

Вдруг он резко отшвырнул кольцо далеко от себя, в камыши, где остался Скил.

— Оно осквернено изменой,— глухо выкрикнул царь. И, вскинув коня на дыбы, понесся по берегу реки, поворачивавшей на восход. И вся свита поскакала за ним. И сотня за сотней, тысяча за тысячей потянулись следом.

Скифская конница уходила в свои степи...

УВИДЕТЬ МИНУВШЕЕ

Прошлое скрыто от нас толщей ушедших лет — столетий и тысячелетий. По материалам археологических раскопок или письменным источникам историки узнают о событиях, происходивших в весьма отдаленное от нас время. Но, зная отдельные факты, кратко и сухо изложенные в документах или художественно поданные в мифах и сказаниях, все же доподлинно точно нам никогда не станет известно, каким образом все происходило. Можно лишь предположить, как складывались события, реконструировав определенный момент из жизни далеких предков, и таким образом как бы увидеть все собственными глазами. Писатель должен обладать обширными историческими знаниями. Он не может позволить себе уйти в одно домысливание, пренебречь фактами. Когда литературная версия прошлых событий строится на основе документальных свидетельств.

Эта форма художественного изложения истории наиболее доходчива, а значит, значительнее воспитательная роль ее.

Доказательством тому предлагаемый рассказ В. Рыбина «Отступник». В нем речь идет о том периоде в истории скифов и греческих колоний Причерноморья — в частности Ольвии,— когда скифское общество испытывало мощное влияние — социально-экономическое, политическое, культурное — со стороны греков, все более и более явственно обнаруживая черты разложения родоплеменного строя и выходя на дорогу создания раннекланового общества.

Автор убедительно и доказательно рисует картину переломного момента в верхах скифского общества, когда национальное достоинство, память предков, честь и долг предаются за миг веселья; когда забывают, что чужеземцы не могут дать волю и благо собственному народу и предавший его — обречен.

А. С A X А Р О В, доктор исторических наук

61

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?