Вокруг света 1989-04, страница 60

Вокруг света 1989-04, страница 60

— Смотри, пожалеешь...— начал он, но тут встал Бен.

— Постой-ка, Ник Су орт,— заметил он с нарочитым спокойствием.— Ты мне тут что-то говорил... Так вот, никто не смеет указывать Бену ван Скальквику, кто ему компания, а кто — нет. Гарри Проктор — мой друг, и мне не нравится, как ты с ним разговаривал, совсем не нравится. В общем, если ты не хочешь неприятностей, делай, как говорит мистер Харви,— быстро извинись и выкатывайся.— Бен встал на цыпочки, выпятил грудь и сжал кулаки: он точь-в-точь походил на бойцового петуха.

И здесь Ник совершил две ошибки. Сначала он засмеялся, а потом уставился на Гарри Проктора, совершенно выпустив из вида Бена. Последняя ошибка обошлась ему слишком дорого, да и нам, как оказалось потом, тоже. Я и сам не заметил, как Бен молниеносно выбросил кулак. Ник Суорт охнул и согнулся пополам. И немудрено: удар пришелся сантиметров на пять ниже пояса.

Дружки Ника застыли в изумлении, но уже через секунду мы с Гарри оказались в гуще барахтающихся, сопящих потных тел. Раздались крики: «Прекратите! В баре драться запрещено!», но никто и ухом не повел. Я услышал довольное фырканье Гарри: его кулак врезался в чью-то челюсть. Но потом двое собутыльников Ника бросились на меня, и на мгновение я потерял его из виду. Это были здоровенные ребята, но и меня бог ростом не обидел. Первого нападавшего я уложил без труда. Заметив это, второй остановился и схватил стул. Но когда он ринулся на меня, Бен ударил ногой по его лодыжке. Парень с грохотом растянулся на полу, и мы с Беном ухмыльнулись друг другу.

Теперь уже невозможно было определить, кто на чьей стороне. Впрочем, это никого не волновало, за исключением бармена: он улизнул под шумок, чтобы вызвать полицию.

Пошатнувшись от сильного удара в нос, я услышал чей-то хриплый вопль:

— Полиция! Полиция!

Этот крик мгновенно всех отрезвил, и толпа в едином порыве отчаянно ринулась к запасному выходу.

Чувствуя, как теплая струйка крови сочится из угла рта, я собирался было рвануть вслед за ними, но тут увидел Гарри, распростертого на полу. Заметил его и Бен. Но прежде чем броситься к Гарри, он подошел к полке, преспокойно взял полбутылки бренди, сунул ее в карман и снова протянул руку, на сей раз за бутылкой рома. Косясь на дверь, он вытащил пробку, сделал добрый глоток и протянул бутылку мне.

— Сейчас мы его поставим на ноги,— прохрипел он.— Ну-ка, лей ему в горло... вот так... отлично... А теперь давай сам, да побыстрее, пока фараоны не набежали.

Но едва я поднес к губам бутылку, дверь распахнулась под натиском прибывших полицейских.

3

За нами с лязгом захлопнулась дверь камеры. Бен окинул взглядом голые стены, крохотное окошко наверху, убогую обстановку и с ухмылкой обернулся к нам.

— На «Хилтон», конечно, не похоже, но жаловаться грех. Платить не надо, и на том спасибо.

Я выдавил улыбку, а Гарри прошелся по камере и тяжело опустился на узкую койку:

— Мне очень неловко. В самом деле. Это ведь все из-за меня...

— Чушь! Это вовсе не ты начал, а я и Ник Суорт,— потирая кулак, хохотнул Бен.— Ладно, он свое получил. И это стоило того, факт. Пусть нас здесь хоть неделю проволынят, и то не жалко. Верно, Грег?

Я согласно кивнул, но Гарри лишь слабо улыбнулся.

— Спасибо, ребята. Но я не имел права впутывать вас в это дело. Это касалось только меня и Суорта. Не могу понять, как он об этом узнал... но он сказал правду. Я действительно сидел в тюрьме. Я провел там... почти двадцать лет.

— Двадцать лет? — не сдержавшись, изумленно воскликнул я.

Гарри с тоской посмотрел на меня.

— Да, это почти целая жизнь. Наверное, надо было сра

зу рассказать вам об этом, но,., дело-то прошлое. Понимаете, я ведь только три дня как вышел...

— Ну, дела! — Бен уселся напротив него и вытащил из кармана бутылку.— А вот что они проглядели! Ну-ка, глотни. Мигом оклемаешься,

Гарри благодарно улыбнулся:

— Спасибо, но на сегодня мне более чем достаточно.

Но Бен не убирал бутылку.

— Давай,— стоял он на своем.— Дерни, говорю, лучше будет. Если ты двадцать лет гнил в тюряге, нужно наверстывать упущенное, факт.

— Ну ладно,— сдался Гарри.— Если только чуть-чуть...

Получив обратно бутылку, Бен с удивлением уставился

на Гарри.

— Так ты, выходит, был замешан в деле «Гровенора»? — задумчиво отметил он.— Видимо, об этом говорил Ник Суорт?

— В афере «Гровенора»,— с горечью поправил Гарри.— Так это тогда называли. Да и сейчас, вероятно, тоже. Да, замешан. Но только денег не крал. Ни единого проклятого ранда! Да что толку говорить... Все равно никто не поверит...— закончил он с яростью и отчаянием.

Бен вежливо кашлянул.

— Ну, это все быльем поросло. Чего теперь вспоминать?

— И вы мне тоже не верите...— Гарри сидел не шелохнувшись, но я видел, что у него задрожали руки.— Никто не верит.

— Расскажи нам обо всем,— попросил я.— Все по порядку. До меня доходили кое-какие слухи: сам понимаешь, всякое болтали...

Я лгал. Я знал все до мельчайших подробностей. Но мне хотелось услышать обо всем из первых уст.

Гарри растерянно посмотрел на нас, и Бен ободряюще кивнул ему.

— Валяй, рассказывай,— сказал он.— Я в Йоханнесбурге был, когда это случилось. И обо всем узнал из газет, хотя сейчас уже мало что помню. А у тебя небось накипело за столько-то лет. Вот и выпусти пары — полегчает.

58

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?