Вокруг света 1989-07, страница 63




Вокруг света 1989-07, страница 63

сижу на динамите, который лет двадцать провалялся без дела, а теперь только и ждет, чтобы взорваться.

Дважды меня просить не пришлось. К счастью, бревна были не тяжелые. Я вынимал их по одному и, пробиваясь к Бену, старался не дышать. Бен ворчал и ругался, но сидел смирненько, пока я не вытащил его из завала.

— А ты знаешь,— Бен выдавил улыбку,— по-моему, там, внизу, есть и еще кое-что, кроме динамита.

Я потянул его за руку:

— Пойдем отсюда. Ничего там нет. Похоже, мы тут напрасно теряем время.

Я двинулся вперед, освещая поочередно пол и стены. Туннель был пуст, но мне никак не хотелось признавать себя побежденным...

Внезапно луч света выхватил большое отверстие в потолке.

— Что это? — удивился Бен.— Откуда здесь дыра?

У меня перехватило дыхание.

Это сдвиг породы. Там, наверху, пещера!

Нам пришлось повозиться, сооружая из разбросанных подпорок подобие лестницы. Убедившись, что она выдержит мой вес, я отдал фонарик Бену и полез наверх. Там меня обступила густая, плотная тьма, и я тут же нагнулся за фонариком.

Когда из мрака вынырнула пещера, ее размеры меня ошеломили: подавленный неправдоподобной высотой сводов, я невольно почувствовал себя карликом.

Поводя фонариком, справа, у пологой стены, я обнаружил небольшое озерцо. Значит, я ошибся, думая, что скала сплошная: где-то между водорослями и кораллами море пробило себе дорогу! Я перевел фонарь влево и чуть не выронил его от неожиданности. Что-то взволнованно закричал Бен, но я не слышал его. У меня дрожали руки: я увидел корабль! Корабль, который лежал на естественном возвышении в дальнем конце пещеры.

Сердце мое бешено забилось, но, слава богу, я не сошел с ума: Бен тоже видел корабль.

— Да, это корабль,— зачем-то повторял я.— Смотри, Бен: носовое украшение — лев, стоящий на задних лапах.

— «Гровенор»! — благоговейно прошептал мой товарищ.— Это носовое украшение «Гровенора»!

Подойдя к кораблю поближе, мы прочитали на корме его название.

— Обалдеть можно! Как же он сюда попал? — спросил Бен, когда мы медленно обошли «Гровенор» со всех сторон.

Судно было в далеко не блестящем состоянии. От мачт остались одни зубчатые обломки, лишь флагшток одиноким указующим перстом торчал над полуютом. Но больше всего пострадала подводная часть: в толстом дубовом корпусе мы увидели сквозную дыру.

Вопрос Бена озадачил меня. Действительно, как сюда, в пещеру, мог попасть корабль?

— Предположим,— сказал я после недолгих раздумий,— что много лет назад на здешние места налетел страшный ураган — самый страшный ураган за всю историю Дикого Побережья. Он-то, вероятно, и занес корабль в пещеру — она тогда была открытая, знаешь, как на утесе Водопадов. Посмотри, как высоко над уровнем прилива стоит «Гровенор», потому он и не сгнил до основания. Корабль уже находился в пещере, когда ураган — а он бушевал, вероятно, несколько дней — обрушил сюда скалу. Она закрыла вход в пещеру, правда, неплотно, но очень скоро кораллы и водоросли скрыли следы былой катастрофы. Да, кому придет в голову, что здесь пещера...

Бен глубокомысленно почесал подбородок:

— Так оно, видимо, и было. Я с тобой согласен. Но знаешь, как-то не верится, что все это происходит именно со мной. Бывало, за кружкой пива всякого наслушаешься... но такое! Такое и во сне не приснится...

Внезапно он оборвал свою речь, захваченный какой-то новой мыслью.

— Золото... золото и серебро! Как ты думаешь, оно еще на корабле? А может, кто-то уже и побывал здесь до нас? Знаю! Это они — Суини и компания. Вот почему они хотели, чтобы мы держались от туннеля подальше. Ах, свиньи, грязные жадные свиньи! Наверняка они себе все заграбастали. Ничего нам не оставили, ничего!

Странно, что мне это не пришло в голову раньше!

— Пошли, Бен,— сказал я.— Пошли посмотрим, может, все подмели, а может, и нам кое-что оставили.

Но Бен не двинулся с места.

— Ну нет! Так я тебе и пошел на это кладбище!

— Пошли,— настаивал я.— Никого там нет. Все, кого мы могли бы тут найти, уже двести лет как на том свете.

— Нет! У меня нет ни малейшего желания встречаться с такими древними покойниками.

Я нетерпеливо обернулся:

— Чудак! Чего ты боишься? Ну ладно, я пойду один. Тебе на золото плевать, а мне вот нет.— Сделав короткую паузу, я добавил: — Фонарик я забираю с собой.

Кажется, именно это его и убедило. Вместе мы стали подниматься по замшелому трапу.

Запах гнили, который я почувствовал, едва очутившись в пещере, здесь был сильнее. Притихшие, мы стояли рядом, а луч фонарика скользил от искривленных расшатанных балок к кормовой рубке и полуюту наверху; вот он заплясал над большим штурвальным колесом, и я на минуту представил себе рулевого, который и сейчас управлял кораблем.

— Чего ты ждешь? — дернул меня за рукав Бен.— Пойдем отсюда.

Мне были понятны его чувства. Корабль мог внушать ужас и при ярком дневном свете. А в темной пещере он казался пристанищем злобных таинственных теней, исчезавших, едва их настигал луч фонарика. Раньше меня смешили страхи Бена, но сейчас мне было тоже не по себе.

И тут не слишком нежно Бен толкнул меня. Я подался вперед и похолодел: нечто, чуть слышно царапаясь о палубу, двигалось прямо на нас.

— Что это? — прохрипел Бен.

В этот момент незнакомое существо задвигалось к перилам. Оно было маленькое и круглое. И я неестественно громко рассмеялся.

— Успокойся, Бен, это краб. Всего лишь краб.

Я двинулся вперед.

— Давай попробуем эту дверь наудачу,— предложил я.— Кладовая должна быть где-то внизу.

Сначала я подумал, что дверь заело, но едва с силой толкнул ее плечом, как она подалась. Мы протиснулись в образовавшуюся щель и очутились в узком проходе. Затем мы методично обходили палубу за палубой, минуя, бесконечные коридоры, открывая бесчисленные двери и повсюду натыкаясь на следы катастрофы и панического бегства.

Дверь в кладовую была открыта. У стены прямо напротив двери стоял огромный сундук с откинутой крышкой. Я направил на него луч фонарика. Сзади слышалось свистящее дыхание Бена, заглядывавшего мне через плечо. Вцепившись в мою руку, он шептал:

— Золото, это же золото... И серебро, и брильянты... Вот они, эти чертовы брильянты, ты только погляди. Мы богаты, Грег, слышишь, мы теперь богачи! Скоро провоняем золотом насквозь — за милю придется нос зажимать!

В свете фонарика я хорошо видел содержимое сундука, но никак не мог до конца поверить в невероятную удачу. Все мысли разом исчезли. Меня не покидало смутное ощущение, что все это мне снится. Вот сейчас я проснусь, и это золото, и светящие голубым огнем геммы тут же исчезнут, растают словно туман. И... мне было на все наплевать.

Когда мы переступали порог кладовой, то почему-то сразу почувствовали, что не одни в комнате. И когда свет фонарика метнулся в сторону, то мы увидели, что на столе, полураскинув руки, лежал человек.

Бен с силой сжал мое плечо. Я вздрогнул, и свет метнулся куда-то в сторону. Но я взял себя в руки и нарочито медленно направил фонарик туда, где мелькнуло страшное видение. ^

Луч света выхватил из темноты руку, потом шахтерскую каску и... глаз. Яркий, немигающий, холодный.

В ушах зазвенел громкий, жуткий вопль Бена, ч

Окончание следует

Перевели с английского Георгий и Чандрика ТОЛСТЯКОВЫ

61



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?