Вокруг света 1990-08, страница 44

Вокруг света 1990-08, страница 44

предметы и даже серебряный лом. Нас заинтересовали подсвечники: среди них попадались изделия в три и пять свечей с янтарными украшениями

Мы обратились ко всем фотографиям Янтарной комнаты, какие только удалось разыскать. На каждом из венецианских зеркал было по одному подсвечнику на три свечи, над двадцатью янтарными панелями по верхнему фризу шло еще 13 подсвечников на 3, 5 и 7 свечей. Общее их количество в Янтарной комнате почти точно совпадало с тем, что было обозначено в перечне как «детали подсвечников» (собственно подсвечники без крепежных частей). Но куда же в таком случае делись крепления?

На этот вопрос мы смогли ответить после того, как встретились с Анатолием Михайловичем Кучумовым, нашим советским коллегой и замечательным знатоком всего комплекса проблем, связанных с Янтарной комнатой. Анатолий Михайлович — давний участник ее розысков — обратил наше внимание на фотографии Янтарной комнаты в Кенигсберге. Крепления для подсвечников (без янтаря) находились на зеркалах, когда смонтированную директором Роде Янтарную комнату выставили для обозрения в музее кенигсбергского замка!

Анатолий Михайлович, кроме того, сообщил: отбывавший в Польше пожизненное заключение Кох — после того, как ему предъявили новые факты,— «вспомнил», что Янтарную комнату вывезли... вместе с «частной коллекцией». Припомнить, куда вывезли и то, и другое, Кох решительно не мог. Однако мы теперь уже и не нуждались в его воспоминаниях, ведь и без его помощи было найдено место назначения: Веймар! Впрочем, слова Коха подтвердили нашу версию.

Обстоятельства доставки коллекции в Веймар, по свидетельству очевидцев, были несколько необычны. Транспорт прибыл под командованием человека, который не был ни искусствоведом, ни музейным работником и был озабочен исключительно тем, чтобы как можно скорее сбыть ценный груз с рук долой. Он отказался передавать вещи попредметно, а довольствовался распиской Вальтера Шайдига, директора Веймарского собрания произведений искусства, в получении такого-то количества и вида посылок, без описания содержимого. Груз обозначили как « музейные предметы из Кенигсберга», и веймарские музейные работники фактически не имели понятия о том, что они приняли на хранение. «Предметы из Кенигсберга» отнесли в Веймарский земельный музей.. Директор Шайдиг поручил позаботиться о прибывших

1 Версия автора о том, что среди серебра, награбленного Кохом, находятся подсвечники из Янтарной комнаты, несколько противоречит описанию Янтарной комнаты, где сказано, что подсвечники были из позолоченной бронзы.

вещах двум служителям музея, супругам Гитчер. В здании не было подвальных помещений, и поэтому ящики, чемоданы и прочее «из Кенигсберга» поставили в проходе между двумя залами на нижнем этаже. (Дальше свидетельства очевидцев расходятся: одни утверждают, что проход замуровали, другие это отрицают.)

Сколь легкомысленно было оставлять ценности в центре города, показал уже следующий день, точнее — следующая ночь, когда начались воздушные налеты. В Веймаре пострадали многие памятники архитектуры и культурные ценности. А 31 марта 1945 года воздушная мина угодила в здание музея. К счастью, помещения нижнего этажа не пострадали.

Как же могло случиться, что к ценнейшей коллекции проявили такое равнодушие, в то время как менее значительные экспонаты музея были эвакуированы и заботливо укрыты в штольне шахты? Мы видим только одно объяснение: по всей вероятности, груз из Кенигсберга предполагалось переправить дальше, чтобы укрыть в надежном месте, возможно — в новой ставке Коха в Зальфельде, которая к тому моменту еще не была готова. Ящики с Янтарной комнатой и другие ценности, прибывшие в замок Рейнхардсбрунн, вероятно, должны были отправиться в подземелья или бункеры главной ставки Гитлера — при переезде в «Вольфстурм». Но поскольку Гитлер (как и Кох) в эти места не явился, то ценности застряли на перевалочных пунктах.

В связи с розыском обнаружился еще один очевидец — Кайлювайт. Вот что он рассказал.

Во время войны он служил под начальством Канариса 1, дослужился до чина обер-лейтенанта. Во второй половине 1944 года Кайлювайт готовился к переброске грузов (до этого он участвовал в вывозе культурных ценностей из-под Ленинграда) из Восточной Пруссии на запад. В начале января 1945 года была сформирована транспортная колонна из восьми грузовиков и одной цистерны. Для маскировки на машинах сделали надпись: «Взрывоопасно». Эта колонна сначала привезла в Кенигсберг ценности из польских церквей. А за несколько дней до начала январского наступления советских войск на грузовики из этой колонны погрузили в Кенигсбергском замке ящики с Янтарной комнатой и другие упакованные предметы. Под личным руководством Кайлювайта транспорт покинул замок. И, выезжая из замка, один грузовик зацепился бортом за ворота — «Альбрехтстор» — при этом развалился ящик с деталями Янтарной комнаты. Колонна отправилась в Западную Пруссию, где грузовики по

1 Вильгельм Канарис (1887— 1945 гг.) — адмирал, шеф военной разведки — абвера. За участие в заговоре против Гитлера казнен 9 апреля 1945 года в концлагере Флоссенбюрг.

грузили на железнодорожные платформы. По сведениям Кайлювайта, местом назначения транспорта был район Рудных гор — Шнееберг. Однако по неизвестным причинам транспорт переадресовали в Тюрингию. В Ильменау грузовики сняли с поезда. Дальше они двинулись в сопровождении конвоя в лес между Ильменау и Шлейзингеном. Здесь Кайлювайт оставался с колонной до тех пор, пока его не отозвали в начале февраля в Берлин.

Откровенно говоря, сначала этот рассказ показался нам не очень убедительным: господин Кайлювайт был первым, кто адресовал нас в Тюрингию. Но одна деталь его рассказа вызывала безусловное доверие — повреждение ящика с Янтарной комнатой при выезде из замка. Профессор Штраус, производя раскопки в Кенигсбергском замке, именно в воротах «Альбрехтстор» обнаружил раздавленные кусочки янтаря. О странной находке профессор сообщил лишь членам советской поисковой комиссии, а по возвращении в ГДР — только своему министру. Пресса про находку в воротах ни разу не упоминала. Даже сам профессор со временем забыл этот эпизод, а вспомнил только в 1980 году, перечитывая собственный отчет о розысках в замке.

16 ноября 1984 года западногерманский еженедельник «Цайт» опубликовал свидетельство искусствоведа Маргарете Кюн, преемницы господина Галля на посту директора Управления замками и садами: «Янтарную комнату вывезли на юго-запад, в Центральную Германию. Она там, в Тюрингии».

Эта скудная информация была достоянием общественности уже после того, как пресса ГДР и ФРГ рассказала о следах Янтарной комнаты в Тюрингии. Тем не менее фрау Кюн, живущая в Западном Берлине, уважаемый искусствовед — важный свидетель. Ведь почти с полной уверенностью можно предполагать, что к вывозу Янтарной комнаты приложило руку Управление замками и садами. Остается надеяться, что фрау Кюн вспомнит какие-то подробности этого дела...

ОПЕРАЦИЯ «ЗАКАТ СОЛНЦА»

Очевидно, прежний директор Галль знал о переправке Янтарной комнаты в Тюрингию (а возможно, и сам в этом участвовал) — иначе откуда бы узнала об этом его преемница фрау Кюн? Но о том, что Янтарную комнату увезли из замка Рейнхардсбрунн, ни Маргарете Кюн, ни даже директор Галль вполне могли и не знать.

Нам удалось найти двух очевидцев — из обслуги замка — которые помнили нечто конкретное. Жена бывшего привратника рассказала, что в проходе, под «залом предков», недели две-три стояли ящики с янтарными изделиями. Их привезли откуда-то с востока. Сказать определен

42

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Получение серебра из фотозолы

Близкие к этой страницы
Понравилось?