Вокруг света 1991-05, страница 17

Вокруг света 1991-05, страница 17

Дорогой читатель!

Боюсь, такое обращение — в единственном числе — покажется странным для приветствия в адрес многомиллионной аудитории журнала. И тем не менее оно в ладу и с литературной нормой, и с правилами вежливости. К тому же, когда пытаешься представить читателей журнала, в воображении возникает не море голов, а некий собирательный образ — меняющийся в зависимости от редакционной почты. Писем за прошедшие недели было немного, критических не попалось вовсе (а жаль!), зато пришло письмо, которое — вопреки скромности — хочется процитировать.

«Я никогда не увлекался фантастикой, хотя кое-что читал,^— пишет нам Сергей Иванов из Москвы.— Чтение это было равнодушным, объяснялось оно скорее необходимостью прочитать, нежели желанием: вокруг меня многие любили этот жанр, некоторые даже пробовали перо, и не знать каких-то эпохальных, нашумевших вещей было бы мне просто стыдно... Было то, однако, давно — в школьные, первые студенческие годы...

И вдруг — Ваша рубрика. Вы знаете... я вновь себя почувствовал маленьким — это удивительное чувство, возврат в мир беззаботности и бабочек-лимонниц. И в мир фантастики, конечно...»

Прошу понять меня правильно: это не самореклама и не самовосхваление. Просто в дни, когда нарастают людская агрессивность и всеобщая озлобленность, вдруг нарисовался вот такой — теплый — образ читателя, и мне очень захотелось, чтобы именно он был собирательным. И еще: ведь благодарность читателя относится к самому жанру, к фантастике, а это очень важно и, на мой взгляд, справедливо — трудно найти другой жанр, который с такой же степе

нью непосредственности дарил бы ощущение детства, служил источником света и надежды.

Теперь — об авторе публикуемого рассказа. Александр Карапанчев относится к новому поколению болгарских фантастов. Советским читателям почти незнакомо это имя, но у себя в стране Карапанчев человек известный: один из создателей и руководителей журнала «ФЭП» («Фантастика, Эвристика, Прогностика»), ведущий деятель Ассоциации фантастов-профессионалов, созданной при'Союзе болгарских писателей,, автор — и это самое главное — многих рассказов и повестей, пользующихся немалой популярностью.

К публикуемому рассказу читатели отнесутся, как всегда, по-разному. Кому-то он не понравится (предвижу упреки: рассказ слишком традиционный, приевшийся образ гениального одиночки, лобовое решение экологической темы), иные отдадут произведению должное. Нам же оно показалось любопытным по нескольким причинам. Во-первых, «новая волна» в болгарской фантастике — явление само по себе, безусловно, интересное. Во-вторых, именно этот рассказ получил награду на конкурсе научно-фантастических произведений «Человек, атом и мир», организованном в мае 1989 года атомной электростанцией города КоЗлодуя и софийской газетой «Орбита». Наконец, по нашему мнению, следует обратить особое внимание на поэтику молодого фантаста, на своеобразие его языка и лирическое, но одновременно и тревожное мировосприятие. Судя по всему, в болгарскую фантастическую литературу пришел многообещающий автор.

С неизменной благодарностью ко всем Читающим,

Виталий ВАБЕНКО, •едущий рубрики

29.04.1996

Янко Михов, невзрачный человек, обладал незаурядным журналистским талантом, и не было ничего удивительного, что он был буквально завален разнообразными обязанностями.

Пронзительной трелью звенел телефон в единственной комнате редакции. Мягкой, трепетной электронной улыбку ему вторила внутренняя селекторная установка. В ближайшем левом углу бормотал что-то телевизор, в дальнем — в двух шагах от начальника — машинистка с пламенеющими, как спелая клубника, ушками выстукивала очередную сенсационную «бомбу». В дальнем правом углу дежурный редактор, четверо постоянных сотрудников и художник яростно спорили, перескакивая с одной темы на другую, а перед самим Миховым, облокотившись на стол, маячил ответственный секретарь:

— Шеф, докладываю по номеру девятнадцать. На первой странице — «Когда в Софии появятся европейские закусочные?», «Где же планетарий Софии?», с переносом на седьмую страницу, «Музей Фэна номер один...».

— Откуда еще этот фэн взялся? — застонал Янко Михов.

— Фэн номер один — это Форест Аккерман из Голливуда. С его частным музеем фантастики читателей знакомит Аюбен Дилов. Сто тридцать восемь строк, три фото и автограф. Я оставил для репортажа место на второй странице...

Главный редактор газеты «Пришло мне в голову...» нервно пригладил разбросанные по столу листы. Только что он получил письмо с давно ожидаемой блицанкетой, которую ему хотелось включить в очередной номер. «Горячий парень,— подумал редактор о секретаре.— Как бы с ним поступить погуманнее? Может, отправить в командировку? И сам свет повидает, и мир его увидит. Но куда? Ага, придумал...»

Мельком Михов пробежал первый абзац анкеты: «Если к вам явятся инопланетяне и пожелают забрать все ядерное оружие Земли, что вы им скажете? Этот вопрос я задал группе школьников в Пловдиве».

Очень скоро ответственный секретарь уже заполнял командировочное удостоверение, и Янко Михов, пощипывая свою бородку, смог продолжить чтение: «С. Б.: «Это довольно интересная проблема. Конечно, на первый взгляд кажется, что для нас будет лучше, если мы отдадим пришельцам весь наш ядерный арсенал. Но, если задуматься всерьез, мы поймем, что этого нельзя делать ни в коем случае. Ведь в нашем ядерном запасе скрыт огромный ресурс энергии, которой может хватить на миллион лет». Ну да уж, на миллион!

Одной рукой главный редактор подписал командировочное, которое ему подсунул секретарь, другой — поочередно обслужил оба рассвирепевших телефона. Доставили заказанные фотоиллюстрации, позвонили из АПН и БАН1, свалились на голову два автора фантастических рассказов (их печатали в приложении). Однако Янко Михов, углубившись, уже не отрывался от анкеты: «В. Ж.: «Пусть забирают все наше ядерное оружие, но при одном условии — чтобы они не использовали его для нападения на землян или других братьев по разуму во Вселенной».

П. С. был категоричен: «Это невозможно! Зеленых человечков нет! К тому же болгарский язык очень труден для иностранцев». Гм, действительно, наши артикли, времена глаголов и 101 рецепт употребления множественного числа...

К. М. видел громадные заголовки в газетах: «Ядерный потенциал Земли исчез!!!» Ах, как бы я был рад наяву увидеть это!»

Ц. И. также проявила щедрость: «Конечно, если бы это зависело от меня, я бы отдала им все ядерное оружие. Людям оно не нужно, потому что из-за него весь мир живет в постоянном страхе. Нам нужно другое оружие — например, для борьбы с вредителями растений и кислотными дождями».

Короче всех ответил Б. Д.: «Великолепный выход из безвыходного положения! Они, очевидно, уже прошли этот этап и теперь хотят помочь нам». Но пространнее

1 Болгарская академия наук.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?