Вокруг света 1991-07, страница 15

Вокруг света 1991-07, страница 15

I

маяк Б ШАНТАР . *

о ФЕКЛИСГОВА

СМРО

CPtAHSE

ПОСММИКАН

ФХ

о. прокдФоевА

о БОЛЬШОЙ ШАНТАР ГАЛС «бОЛШОЙ ШАНТАР»

О. /(УСОВА

7УГУРСКИИ зал».*

ТлкЦМНТАР

О.ЪЕЛИЧИЙ

ИНАГО^Х „ВРАН, ЕЮ

\ \ ^—^

ЗАЛИВ V ' АКАДЕМИИ ' cj МУХ то ЛЯ м. ААМСАОРФ/Г

ОХОТСКОЕ МОРЕ

ОрЕЙНЕКЕ

\ ЛЮФТ ТА

М

S

m

^ f

/

♦ мык ЛИТКЕ

САХАЛИНСКИЙ

ЗАЛИВ

Г

ЭАЛИО СЧАСТЬЯ

НИКОЛАЕВСК-НА-АМ VPE

> О'

О ЪДИЖОВ

* МАЯК

МЕНШИЮВ

*> АЛЛЧР

К ^АМУРСКИЙ ЛИМАН

3

о

Переход тримарана «Охотск» по маршруту Николаевсн-на-Амуре -Шантарсное море.

де. Похоже, даже хороший ветер поможет нам в лучшем случае удерживаться на месте. Скорость приливо-отливных течений в Шантарском море достигает 8 узлов. Эти 15 километров в час не по плечу тримарану, развивающему в пятибалльный ветер в лучшем случае 10... После бессонной ночи съедаем холодный завтрак: банка тушенки, салат из морской капусты, холодная вода с растворимым кофе. Солнце пригревает, штиль. Встречное течение сменилось попутным, и мы получаем утешительное топтание на месте. Перспектива движения на веслах не годится. Бурлачить у отвесного, заливаемого приливом берега, нереально. Либо назад, либо...

— Ты помнишь эту поморскую молитву, — Володя не так часто подает голос.

Я выбираюсь из-под тента. Горячее солнце заливает безлюдный горизонт. Ближайшее жилье впереди — Шантары, позади мыс Литке. В v самом деле, положение похоже на штиль в Белом море, где терпеливые поморы взывали к Николаю-угоднику, своему покровителю, с просьбами о ветре.

— Нет, точный текст не помню. — Да и это не обязательно. Уже как заправский богослов я просвещаю Володю, что главное в молитве не слова, а вера... Нам всем нужна вера в то, что желаемое избавление придет.

— От течения не избавит нас никто, ни Бог, ни... — Анатолий умолкает на полуслове. Позади над дале

ким уже островом Рейнеке в небе висит какая-то странная темная полоса.

— Что это? — Капитан дает мне бинокль. Я рассматриваю нечистое небо над островом и ничего не понимаю. Горизонт слева и справа от острова чист.

— Вот вспомнил, — Володя с интересом прислушивается к моему бормотанию.—В случае наших... бедствий и несчастий, пошли, Господи, своего Святителя и скорого помощника Николая Чудотворца на избавление... Нет, не помню точно.

— Хватит и этого, — ворчит Анатолий.—Не хватает нам еще кадила, на, посмотри еще раз... Боже правый,— это уже про себя от удивления. Темная полоса в небе оказалась столбом дыма из какого-то крошечного буксира. Даже в бинокль не различить деталей, но движок там явно не в порядке. Так я думаю, а Володя уже восклицает:

— Ура! Помогло.

— Ты же не молился, — обрывает его капитан.

— Я верил.— Володя скромно возражает и зачем-то принимается натягивать сапоги.

— Думаешь, подойдет или...— Анатолий подает мне так и не испытанную ракетницу.

— Конечно, не сомневайся Представь, что в этом мрачном углу никто по своей воле, вот как мы, не прохлаждается. Разве не любопытно, имея исправно дымящий движок, узнать, что за одинокий парус белеет при полном безветрии? И потом, Акиньшин-сан (так его величают коллеги по работе из Японии), не забывай, что все плавающие здесь — внештатные погра

ничники. Ей-богу, нам не хватает красного солнышка на белом парусе. Вот тогда уж точно мимо не пройдут.

— Ну, посмотрим.— Анатолий как бы устраняется от спора и передает мне полномочия. Суденышко, посланное нам «скорым помощником», оказывается сейнером из Николаевска-на-Амуре. Некто в велюровой шляпе стоит на палубе у среза кормового трюма. Сейнер не только чадиг, но и грохочет. Да это капитан! Я не потерял нюха, чтобы не отличить от прочих такую фигуру. Приветствую поднятой рукой, второй показываю конец капронового троса. Человек в шляпе кивает.

— Подгребаем к корме.— Настал черед и мне покомандовать.

Потягиваемся, я прыгаю за борт, закрепляю наш буксирный трос. Капитан дает знак кому-то на мостик. Из трубы выкидывается шапка дыма, и бурун за кормой отбрасывает тримаран на всю длину буксирного конца.

В ходовой рубке я травлю капитану Вадиму Николаевичу Зайцеву про нашу молитву. Капитан смеется.

— Вы видели наш флаг?

— Так, обрывок же какой-то...

— Ну и я говорю, а вот мой старпом утверждает: менять флаг во время кампании— дурной знак. Считайте, вера в предрассудки и божий промысел где-то пересекаются. Без двигателя здесь делать нечего, а если уж парусник, то такой, который с течением справится..., А на Шанта-рах мы будем завтра.

Окончание следует

13

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?