Вокруг света 1991-07, страница 37

Вокруг света 1991-07, страница 37

сюду ручьи и речушки. Интересно, а кто-нибудь считал, сколько в этой стране водопадов?

В Осло я решил провести один день, так сказать, цивилизованно. Устроился в студенческую гостиницу, чтобы отмыться и отоспаться. В комнате шесть человек, компания подобралась интернациональная — два француза, американец, австралиец, немец и я.

К вечеру отправился на трассу. Пора домой.

Дождь усиливался, однако с машинами везло: третья машина шла через Копенгаген. Даже неинтересно стало.

Водитель — молодой фермер из Гамбурга по имени Энрик. Когда он сказал, что из Германии, я ради хохмы спросил: «Восточной или Западной?», хотя по марке машины все было понятно. Однако ответил он с достоинством: «Из Северной».

Энрик вел машину с ужасающей пунктуальностью, выполняя требования каждого знака.

— Мне надо быть к семи утра в Гамбурге как штык, —сказал он.— Дело в том, что я сейчас на военной службе, вернее, служба-то гражданская, но порядок есть порядок.

Совсем забыл, что в Европе существует альтернативная служба на благо гражданского населения. Обычно предлагают несколько профессий на выбор. Энрик выбрал место воспитателя детского сада. Полтора года с детьми, решил он, лучше девяти месяцев в казарме бундесвера.

Разговорились о его основной профессии, и оказалось, что фермер он непростой.

— Ты Рудольфа Штайнера читал? — спросил неожиданно он.

— Приходилось.

— Я закончил школу идей Штайнера, и очень многое оттуда мне пригождается в ведении хозяйства.

Вот тебе и раз — оказывается, лидер немецких теософов вдохновляет на выращивание люцерны. А мы все спорим — нужна крестьянам земля или нет, в то время как немецкие крестьяне уже ищут смысл своей работы в масштабе космоса.

Промелькнула шведская граница без остановки. Мы мчались по ночной Швеции, и словно на отматываемой назад кинопленке появлялись памятные мне места: здесь простились с Матти, тут меня высадил Кристоферсен, а тут «голосовали» вместе с поляками. А вот и ставший почти родным Хельсингборг.

Заканчивалась моя скандинавская Одиссея. Немного грустно было расставаться с этим милым полуостровом, похожим на застывшего в прыжке тигра. Я пытался сосчитать, сколько же километров я накатал за эти три недели. Получалось, что-то около четырех тысяч. Да разве дело в бухгалтерской отчетности, главное —этот край стал ближе, понятней, и очень хотелось, чтобы люди, живущие здесь, почувствовали такую же близость и к нашей многострадальной Родине, по рекам которой наши предки когда-то сообща водили корабли «из Варяг в Греки».

курьер

ВЕЛИКАЯ АРМИЯ ИМПЕРАТОРА ХАНЬ

Китайцы, всегда интересовавшиеся своим имперским прошлым, могут гордиться новой находкой. Об этом сообщила английская газета «Обсервер». В марте 1990 года в 25 милях от города Шань, в Центральном Китае, во время дорожных работ на участке, равном приблизительно площади десятка футбольных полей, археологи обнаружили ряд склепов — часть погребального комплекса императора династии Хань-Цзынь, который правил с 157 по 141 год до нашей эры. Склепы оказались заполненными огромным количеством терракотовых фигурок1.

Первая династия Хань, правившая в Китае с 210 года до нашей эры до 6 года нашей эры (вторая династия правила на протяжении следующих двухсот лет), и сегодня почитается в Китае как одна из величайших династий, и многие китайцы с особой гордостью продолжают называть себя «людьми Хань». То был период, когда укрепилась централизованная власть и самые образованные люди стремились стать государственными служащими — мандаринами, и на протяжении 200 лет это считалось делом чести. Императоры Хань неуклонно вводили культ Конфуция и пропагандировали его учение, что нашло отражение в системе государственного управления, литературе, искусстве, социальной структуре, определяло возрастной ценз правителя и закрепляло неравенство мужчин и женщин. Хань изобрели новую систему экономического давления, основой которой был жесткий контроль из центра за налогообложением и чеканкой денег. Императоры поощряли постепенное расселение своих подданных на юг, где они частично вытесняли неханьское местное население.

Правители Хань боролись с пограничными племенами, чтобы за

1 О более ранней находке глиняной армии «ВС» писал в 1987 г. в № 8: И.Можейко «Миг истории».

щитить «шелковые пути» на запад и обезопасить от набегов внутреннюю часть страны. Джинга победил тех независимых правителей, которые угрожали центральной власти, и распространил влияние Хань вплоть до моря, омывающего полуостров Шаньдун, и дальше в центр Китая.

Между 155 и 145 годами до нашей эры Цзынь посадил на тропы побежденных царств четырнадцать своих сыновей. В международной политике император продолжал действовать так же, как и его предшественники — выдавал замуж своих принцесс за свирепых пограничных властителей. После его смерти закончилась и политика примирения, которой правители Второй династии Хань уже не придерживались.

По мнению английской газеты «Обсервер», в склепах находится более 10 тысяч терракотовых воинов. «Они около двух футов высотой, — сообщает газета. — Это обнаженные мужские фигуры, без рук, высеченные из красного камня. Работа весьма тонкая, и все фигурки разные: одни привлекательные, с легкими улыбками на губах, у других—высокие скулы и серьезный взгляд, некоторые смотрят с вызовом, иные — спокойно и удовлетворенно. Можно подумать, что когда-то они были живыми». Менее торжественные, чем знаменитые фигуры из Шаня, эти воины напоминают сегодняшних жителей Северного Китая.

Исследователи предполагают, что такие погребальные фигурки создавались для того, чтобы напоминать во время траура живущим о богатстве и силе покойного и о том, что с его смертью мощь правящего клана не уменьшается. Но что еще важнее — эти фигуры указывают на право первых императоров собирать огромное войско для распространения своей власти и как бы подчеркивают, что сами небеса покровительствуют армии императора.

з*

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?