Вокруг света 1993-05, страница 54

Вокруг света 1993-05, страница 54

— Прощайте, барон,—сказал я и начал спускаться по трапу.

— Мистер Макграт! — голос барона заставил меня обернуться. Я посмотрел в купе через открытую дверь. Барон сидел в темном углу, и его совсем не было видно. Немного помолчав, он сказал:

— Согласитесь, что таскаться по свету еще двести лет, предлагая всем и каждому загадку, ответа на которую я не желаю знать, бессмысленно и глупо. Блитцен — это тихое, спокойное местечко. Я помню его с детства. Рано или поздно каждое путешествие должно закончиться, и я думаю закончить свой путь именно в Блитцене. Пожалуйста, объясните все до конца.

Я колебался.

— Прошу вас, продолжайте,— настаивал барон.

— Вы помните, почему вы спрятали бриллиант в перечницу? — сказал я.— Потому, что в солонке было слишком мало соли, чтобы прикрыть камень. Отправившись в очередной раз к буфету, чтобы выпить вина, граф набил деревянную табакерку солью. Когда вы отослали его в альков, он положил Золотую звезду в табакерку и кинул ее в ров. Наполненная солью, она погрузилась на дно.

Вода проникала в щели табакерки, соль понемногу растворялась, и табакерка становилась все легче и легче. Граф Штокхорн предвидел, что вы будете обыскивать дно и поверхность рва. Однако он знал, что ныряльщики могут работать только при свете дня, а гладь воды можно осмотреть и ночью при факелах. Как покровителю наук, графу Шток-хорну не составило труда вычислить количество соли, необходимое для того, чтобы табакерка всплыла примерно на рассвете. Даже если бы ныряльщики прибыли раньше, чем это случилось в действительности, они скорее всего не обратили бы внимания на предмет, плавающий на поверхности. Впрочем, думаю, что граф подобрал табакерку из воды во время утренней лодочной прогулки еще до того, как ныряльщики приступили к работе.

Слышно было, как барон вздохнул в темноте.

— Значит все произошло так просто.— Он помолчал, а затем добавил: — Последний вопрос, мистер Макграт. Надеюсь, он вас не оскорбит. За время странствий я встречал людей с более развитыми аналитическими способностями, чем ваши, и, сказать по правде, более острого ума. Однако

рано или поздно моя история всегда ставила их в тупик. Как же вы додумались до разгадки?

— Стоило только догадаться, как был спрятан бриллиант, а дальше уже оказалось совсем нетрудно определить вора и характер его действий,— сказал я — А как спрятали камень — соль, ров, табакерка,— вы подсказали мне сами.

— Я?

— Помните, вы смеялись над моей неудачной догадкой насчет вина? Вы еще сказали, что раз уж я связан с торговлей виски, то должен думать, что вор запил бриллиант вином. Это явление вы окрестили альтдорфской приметой. Но ведь виски можно не только пить. Виски годится и для контрабандной торговли. Во времена сухого закона контрабандисты, переправлявшие спиртное на судах, часто нагружали ящики с виски каменной солью. Если им угрожал досмотр, они выбрасывали груз за борт, замечали место и возвращались туда через день, когда ящики уже всплыли на поверхность и покачивались себе на волнах в целости и сохранности. Это был неплохой трюк. Кстати, его изобрел мой отец.

— Ага! — воскликнул Гриндельвальд — Как я не раз говорил, происхождение всегда сказывается.

В этот миг фары тягача, перевозившего багаж с другой половины поля, осветили внутренность вертолета, и я впервые смог хорошенько рассмотреть барона Гриндельвальда. На нем была поношенная черная шинель со стоячим воротником и треуголка с потускневшей черно-желтой кокардой. Он не был похож ни на сумасшедшего, ни на человека двухсот пятидесяти лет от роду. Он выглядел осунувшимся и усталым, как после долгого пути.

Барон слегка поклонился.

— Благодарю вас, мистер Макграт,— сказал он.

Но прежде, чем я смог понять, что было написано на его лице — умиротворенность или просто покорность судьбе, — тягач изменил направление, и внутренность вертолета погрузилась во тьму.

Мгновение я медлил, раздумывая, не окликнуть ли барона. Потом я повернулся и пошел по бетонной дорожке к ярко освещенным дверям навстречу последнему этапу своего путешествия до Омахи.

Перевел с английского М. РОДИОНОВ

Прошлый раз (в № 4) мы рассказали вам, как обойтись без сахара, а точнее, чем его заменить, чтобы не скучно было чай пить. А теперь поговорим о том,

КАК БЕЗ САХАРА ЗАГОТОВЛЯТЬ ПЛОДЫ

ФРУКТОВЫЕ КОНСЕРВЫ

Для приготовления натуральных компотов стоит заменить сахарный сироп плодово-ягодными соками. Лучше всего использовать сок кислых сортов яблок или сок других плодов в смеси с яблочным. Можно также приготовить компот из плодов в собственном соку. В этом случае подготовленные для консервирования плоды варят 5—10 минут, затем укладывают в банки и добавляют пару ложек воды, но стерилизуют банки с компотом на 5 минут дольше, чем если бы вы консервировали компот с сахаром. Иногда подготовленные фрукты укладывают в банки и заливают кипяченой водой.

ЯБЛОКИ. Неплохой компот можно приготовить из твердых яблок. Если плоды переспелые и мягкие, то компот может получиться невкусным. Отобранные яблоки моют, очищают от кожицы ножом из нержавеющей стали, нарезают дольками и удаляют сердцевину. Очищенные и нарезанные плоды во избежание потемнения следует сохранять в 1-процентном растворе соли (10 г соли на 1 литр воды), но не более 30 минут; часть питательных веществ при этом перейдет в раствор. Затем яблоки бланшируют 3—5 минут в воде при 85—90 градусах, охлаждают и раскладывают в банки. Расфасованные плоды заливают кипяченой водой, банки накрывают крышками и стерилизуют. При 85 градусах стерилизация банок емкостью 0,5 литра длится 15 минут, емкостью 1 литр — 25 минут, а при 100 градусах — соответственно — 10 и 15 минут.

ВИШНИ. Спелые свежие вишни сортируют, моют в прохладной воде, удаляют плодоножки и, разложив по

52

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?