Вокруг света 1994-11, страница 36

Вокруг света 1994-11, страница 36

крепыш из Южной Африки, горный проводник (увы, через год он погибнет в подобной экспедиции). В группу также вошли Питер Гарбер, давний знаток этих мест, и фотокорреспондент Гордон Уильтси, участник покорения обоих полюсов.

Итак, в начале августа на борту шхуны «Тринидад» экспедиция вышла из рыбацкого порта Пуэрто-Наталес, ближайшего к Сар-миенто населенного пункта. Дни стояли короткие и холодные, но Джек Миллер намеренно предпринял экспедицию зимой: согласно многолетним наблюдениям, синоптики прогнозировали «окна» ясной погоды.

«Тринидад» переваливался на с§рых волнах, рассекая воды в тех самых яростных Пятидесятых, где ветры несутся со скоростью экспресса прямо из Антарктиды. Через десять часов изнурительной качки показались скалы Сармиенто.

Волны гуляли через палубу, а штурман рассказывал о Джако, покровителе фьорда Гор, в который входил «Тринидад». По совету штурмана Джек Миллер плеснул за борт писко, чилийского виски, — подношение Джако. Самое время было задобрить его — ведь участникам экспедиции понадобится поддержка всех мыслимых и немыслимых сил.

Сармиенто, к удивлению путешественников, встретила их зеленью, вязкими раскисшими торфяниками, неожиданной для зимнего сезона оттепелью. Пока выбирали место для палаток, все насквозь промочили обувь, предназначенную для восхождений по ледникам.

Мхи и лишайники покрывали скалы над ледниками, сползавшими к воде. Оттепель обрушивала глыбы льда. Один такой многотонный язык сорвался в воду, и огромная волна едва не потопила плот, на котором экспедиция пробиралась в глубь горного района. Страшно подумать, что было бы, если бы люди оказались в ледяной воде...

Несколько дней заняла рекогносцировка. Медленно продвигались исследователи по бескрайним глетчерам, оскальзываясь на ледопадах. Наконец наметили маршрут восхождения. Он должен был пройти выше ледников, по гребню, который путешественники назвали «Ноу проблем» — «Нет проблем». Но прежде чем выйти на маршрут, предстояло пересечь зону дождевых лесов, где лыжи стучали по веткам, а ботинки оскальзывались на корнях. Каждые несколько футов альпинисты ставили метки, чтобы не заплутать. Джек Миллер собирал образцы папоротников с упавших стволов гигантских южных буков.

Порой их сопровождал каракара, ястреб-стервятник, молча перелетая с ветки на ветку и внимательно разглядывая людей. Гордон мрачно шутил: «Он что, ждет падали?»

События последующих дней Джек Миллер описывает так:

«Пользуясь невероятно ясной погодой, мы покинули лагерь на рассвете и к полудню проложили лыжню по пологому склону. Мир под нами исчез в облаках. Мы прыгали, плясали, ликовали — исполнилась мечта восходителей! Мы — в центре нетронутого уголка Земли, на самой макушке Колпака Гремлина — так, по имени злобного гнома, называют эту вершину. Мы счастливы. Под нами парят кондоры, в восьмидесяти милях на севере ясно виден

Торрес-де-Пэйн, самый притягательный для альпинистов горный край Чили.

Мы роскошествовали в тот день, одолев пять вершин; самая высокая — 2150 метров. Но наутро праздник кончился: ураганный ветер запер нас в палатках. Стало не до веселья: только бы выбраться отсюда.

Вообще-то альпинисты — парни стойкие. Однако ветер высокогорья — штормовой, набиравший силу, — угнетал всех. А мы надеялись покорить еще Белую Даму — вершину, заманчивую для альпинистов. Но шторм грозил разрушить планы напрочь. Я решил спуститься с двумя спутниками к базовому лагерю, связаться с «Тринидадом», который ждал нас в порту, отложить отплытие шхуны. Потом на лыжах вернуться в лагерь с новыми припасами, передохнуть, переждать бурю — и выйти на штурм Белой Дамы. *

Но погода становилась все хуже. Мы принялись натягивать нашу огромную гималайскую палатку, однако бешеный порыв ветра вырвал полотнище и перекинул его через гряду. Питер бросился за ним, но через несколько минут вернулся; лицо его было серым, как пепел:

— Вихрь подбросил меня и шлепнул о скалу. Тента я даже не видел!..

Я бросился собирать разметанные ветром вещи...

Этот порыв был не слабее того, что я замерил в свое время на Огненной Земле, а там скорость ветра достигала 140 миль в час! Когда нам показалось, что ветер поутих, мы втроем начали спускаться, но метров через двести новый порыв настиг нас. Мы едва успели укрыться за скалой и стали скликать друг друга.

Тента у нас теперь не было, пришлось расширять пещеру в снегу, чтобы забиться в нее вшестером. При иных обстоятельствах в пещере пересидеть, что медведю в берлоге — тихо и уютно. Сиди, лежи, попивай чаек, можно и в картишки перекинуться, вспомнить былые подвиги. Но эта пещера больше походила на тюремное подземелье — тесно, душно, отовсюду капает. Каждые два часа приходилось браться за лопату, откапываться, чтобы впустить воздух — дышать было нечем.

Спустя двое суток, хотя шторм еще ревел и бесился, мы решились на марш-бросок. Подталкиваемые тридцатикилограммовыми рюкзаками, начали спуск, дружно проклиная дурацкую свою затею.

Но странное дело: едва очутились на борту «Тринидада», едва просушили башмаки и отогрели руки-ноги, набили животы, как все были готовы продолжить приключения».

Джек Миллер считает, что экспедиция не сделала ничего особенного. Только нанесла на карту несколько названий, собрала для Института Патагонии в Пунта-Аренас образцы растений да записала наблюдения погоды для дальнейшего изучения. И еще — Джек Миллер составил карту Кордильеры-Сарми-енто, этого скопления глетчеров, ледопадов, фьордов и отвесных скал.

«Кто последует за нами, вот что тревожит, — пишет Миллер. — Мы уже видели рыбацкую шхуну, команда которой пилила древние кедры на столбы для заборов! Что помешает другим лесорубам вторгаться глубже в девственные леса?

Чили накопила великолепный опыт по созданию природных заповедников. Наши

наблюдения, записи, карты, надеюсь, убедят власти продолжить это благородное дело и создать в Кордильере-Сармиенто национальный парк.

Мы покидали Сармиенто и грузились на «Тринидад» в разгар шторма. Пока перекидали снаряжение с плота на борт шхуны, вымокли до костей. Оглядев друг друга, мы расхохотались.

Собираемся вернуться? Неужели вернемся? О да! — билось сердце».

По материалам журнала «National geographic» подготовила К.МЫШКИНА

В КИБИТКЕ ВОКРУГ ШАРИКА

— Но-о, девочки, но-о, милые, — поддергивает вожжи Петр Плонин, восседая на облучке, и «девочки» — молодые рослые лошадки — резво трогают с места, вскоре даже переходя на рысь.

— Застоялись, родимые, — поясняет Петр, — почти две недели проторчали в конюшнях Ипподрома, пока визы да справки всякие, разрешение на проезд по Красной площади получали. Ну, да теперь прощай, Москва — столица России. Впереди — Париж, Лондон, США, Канада... и Сахалин.

Идея кругосветки на лошадях зародилась исподволь. Вначале Петр Г1лонин и Николай Шабуров, сорокадвухлетние геологи из Иванова, известного текстильного города, решили пересечь Россию. Об этом путешествии писал наш журнал (No4,11/93). Опыт закончился удачно: за год с небольшим отважные путешественники добрались до Южно-Сахалинска. Общая длина маршрута составила 12 ООО километров. Из-за бездорожья 2300 километров пришлось проехать по «железке» в вагоне, 1100 километров — теплоходом, а 8600 километров — стало достижением, вошедшим даже в Книгу рекордов Гиннесса. О чем у Петра Плонина имеется красочный диплом.

Все было за этот длинный год путешествия: и радости, и огорчения. И слякоть бездорожья познали, и проливные дожди, мороз и снег. Но были и прекрасные, как рассказывает Петр, для души мгновения. Обворожительна красота природы нашей страны, сколько узнали интересных, отзывчивых и бескорыстных людей!

Лошадей оставили на Сахалине. Загорелись идеей не останавливаться, двигаться дальше. Думали: слетаем в Москву, подыщем спонсоров и поплывем в Америку. Но... не все оказалось так легко. Минул год, прежде чем вновь тронулась конная экспедиция из Иванова. Теперь уже на запад, чтобы с другой стороны завершить манящее кольцо.

Другие лошади, новая кибитка, новые попутчики. Прежний попутчик, Николай, остался дома. Книгу о путешествии решил писать. А Петр поставленной цели изменить не смог, своей решимостью половину Иванова увлек. Хоть и огромная сумма требовалась на завершение путешествия, но Петр все-таки спонсоров нашел. Пусть пока лишь на первое время. А далее, он не сомневался, помощь будет. Добрые люди, он в этом уверен, не только в России, но и во всем мире есть! Его бы надеждам всюду сбываться...

34

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?