Вокруг света 1995-06, страница 21




Вокруг света 1995-06, страница 21

транспортом. В автобус в таком чепчике влезть еще, пожалуй, можно, но вот в машину... Я как-то спросила у Андрео — а как же бигуденки ездят на машине? Может быть, это для них специально придумали автомобили с окошком на крыше? Андрео задумался и ответил:

— Им, скорее всего, приходится наклонять голову набок. Но так ездить очень неудобно.

Большого труда стоит, наверное, водрузить такой чепчик на голову, и прикрепить его шпильками как следует — ветер на бретонских побережьях так и норовит сорвать с вас одежду. А ведь таинство надевания чепчика повторяется каждое утро. Впрочем, для пожилых бигуденок это такая же привычка, как чистка зубов или застилание кровати. И многие с этой привычкой ни за что не хотят расстаться.

Рассказывают, что одна бигуденка сломала правую руку, да так неудачно, что костине срослись и рука навсегда осталась покалеченной. Бедная старушка уже не могла самостоятельно управляться по хозяйству, ей пришлось нанимать служанку.

— Теперь вы, наверное, уже не будете носить чепчик? — спросили у нее.

— То есть как? — удивилась она. — Как же я смогу появиться на людях без чепчика — я буду чувствовать себя голой!

И каждый день она продолжала водружать на себя чепчик одной левой рукой — у нее на это уходило не меньше сорока минут.

Бигуденок очень любят иностранные туристы, в последние годы заполонившие Бретань. В когда-то тихие рыбацкие городки каждое лето съезжается сотни и тысячи отдыхающих со всех концов света. И чуть ли не каждый хочет сфотографироваться с бабушкой в высоком чепчике. Многим не по душе такое изобилие иностранцев, но, что поделаешь, туризм — одна из основных статей дохода для сегодняшней Бретани. Бретонцы — люди практичные. Первое время бигуденкамне нравилось, что их фотографируют, как каких-то экзотических зверьков, но вскоре и они перешли на рыночные отношения, проникающие в самые глухие уголки Европы. И, если приезжие попросят сфотографироваться с ними, бигуденки приветливо улыбнутся: «Конечно, конечно, двадцать франков за каждое фото!»

Надо ли говорить, что мне очень хотелось познакомиться хотя бы с одной из бигуденок?

Мы позвонили Андрео и договорились встретиться с ним после обеда в Пон

Л'Аббе в одном кафе. Андрео пришел заранее и, встретив нас на пороге кафе, предложил:

— Посидим пока здесь, к Мари Г1одер( ехать еще рано. Обычно посетители соби раются у нее после четырех выпить по рю мочке вина и поболтать о том, о сем.

Когда подошло время ехать к Мари Подерс (ее кабачок находится не в самом городке, а чуть дальше) и мы, расплатившись, направились к выходу, бармен попрощался с нами по-бретонгки. Действительно, в Кемпере мне никогда не приходилось слышать бретонский в кафе. Впрочем, немного позже я узнала, что и в Пон Л'Аббе не все так любят родной язык.

Едва уместившись втроем в старенькой машине Андрео, мы поехали куда-то за город и через несколько минут остановились перед небольшим домом у дороги. Дом как дом, ничего примечательного я в нем не заметила. Никакой вывески, дверь закрыта, ставни заперты. Андрео объяснил, что кабачок Мари Подерс — нечто вроде клуба, куда пускают только «своих». Не потому, что эти люди прячутся от кого-то, нет. Они просто стесняются чужаков, с которыми надо говорить «по-культурному», то есть на французском. К тому же вывеска на доме могла бы привлечь посторонних людей, любителеи просто выпить. Здесь же собираются старые знакомые, и маленькая рюмка вина для них — всего лишь дань традиции Главное — общение.

Андрео здесь свой человек. Его давно знают. Время от времени он приводит в этот кабачок своих университетских друзей, которые, как мы с Валери, хотят совершенствовать устный бретонский. А для Мари Подерс и ее клиентов такие ви

Ж1Ь1 Upuciu удиЬОЛЫ 1ь*11 in .а и до же здесь, в Пон A'Abtx двадцать* иНк. биЛ1аю] между собой Ifct /1оЫ1чл i.iv-'ил iJ< ди 1 еле-и

bi лед 3d AllApt и МЫ BuiliAH 1> д < , г» ч . jy очутились Ь шмосф^р* К «Joj-,11 Ja кои ностальгией описываю! и] . г%ич писатели. За деревянными столами и оло ло стойки посети1ели обсуждали Mv . ubn новости. Увидев нас, они заме! но и/мши лись: «Э, да это Андрео! ипнгь kulu 10 к нам привел. Мари, принимаи i иней! *> i i«c представили самой Мари 11одерс, оодрои, несмотря на свой почтенный далеко за восемьдесят — возраст, бшуденкс. Одета ОНа была ТИПИЧНО IIO-бигудеНски: leMnOe платье, шаль на плечах, и, конечно же, чепчик, сверкающий белизной Вообще все здесь были одеты по старинке, поло вина старых моряков так и не перешла на современную обувь, а продолжала ходить в гулко стукающих по кафельному полу деревянных башмаках — «боту коад», как их здесь называют.

Действительно, здесь не сльшшч- было французского. Воспринимать н^ .. \/х местный говор было трудно, и Андр1 , не ра> выступал в роли переводчика. Ьс^ нею бы поначалу я не справилась: некоюрые фразы приходилось просто угадывагь.

— ХОРОШО ВЫ LlO-бреТиНсКИ ТиЬирИ те, — сказали нам, хоть и не ни Нйш^ му, а все-таки здорово Откуда б> дии , tie из Кемпера, случаем?

Валери, действ и ic-лыю, hj ki мне ра, ответил за нас Андреи. Л Виг откуда Анна — до1 адат ссь!

Имя у меня, как оказалось, гнгтч^. бретонское. Святая Анна, бабу ил^й Инч 7 са Христа, считается покро^ахч льпад^й Бремани, второй свяюи после, Дех>ы tvla рии. Неудивительно, 4lu OpCiUliiMlA AL вочек часто называли в ее 4ecib A ciui» шую легендой герцогиню Анну, до по следнего пытавшуюся отстоять нез<шиси мость Бретани, помнят и чтут все. 1 оворю это не для того, чтобы похвастаться, просто многие из тех, кому меня пред ставляли, не верили, что Анна — это рус -ское имя. К тому же, в отличие от моих японских коллег, мне легко было сойти за местную, я оказалась внешне очень похо жейна бигуденку, о чем мне весьма час и» сообщали. По акценту, однако, Мари Подерс и ее клиенты определили сразу.

— То, что она не местная, — точно Не из Кемпера, говорите? — И начали выдвигать гипотезы.

Никто, однако, не попал в точку. Вдо воль повеселившись, Андрео наконец

Июнь 19 9 5



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?