Вокруг света 1995-08, страница 52

Вокруг света 1995-08, страница 52

ских видов) наиболее «умных», как считается, является исключением из правила: некоторые экземпляры живут до девяти месяцев! Их долголетие связано с режимом питания: в отличие от своих собратьев они могут утолять голод не только цветочным нектаром, но и богатой белками пыльцой. Одним словом, эликсиром жизни. Наоборот, у некоторых поденок нет даже ротового аппарата — они живут исключительно за счет ресурсов, накопленных гусеницей!

Кормить бабочек далеко не просто. Помимо нескольких цветков, устраивающих большинство бабочек, каждая из них имеет свои пристрастия. Не все удовлетворяются одними лишь цветками: в рацион некоторых входят ароматные плоды. Бабочка-совка, названная так из-за крупных «глаз» на коричневом фоне крыльев, отдает предпочтение бананам, на которые нанесены капельки рома. Прикармливаются бабочки также птичьим пометом (еще не выяснено, у каких птиц помет питательнее), кусочками падали, высушенными соцветиями крестовника и других богатых алкалоидами растений, которые помогают бабочкам формировать особый запах, привлекающий партнера. Повсюду в Доме расставлены поилки с медовой водой, в которых лежат губки для мытья посуды: они служат одновременно насестом и вкусовой приманкой.

Гусеницы не менее требовательны к пище. Они, с одной стороны, необыкновенно разборчивы и предпочитают погибнуть от голода, чем вкусить «чужую» листву, а с другой — ужасно прожорливы. 60 процентов растений теплицы посажены специально для них. Оттого гусеницы так великолепны: некоторые из них увеличиваются в день на несколько сантиметров! Это создает определенные сложности: ведь одна гусеница за пару дней способна объесть листву с целого лимонного дерева! Но Фаррелл нашел решение: «Я постоянно подращиваю сменные растения, а у себя дома, в Дорсете, выращиваю одних только лимонных деревьев более чем в двух тысячах горшков!»

Операция по акклиматизации какого-либо вида, по словам Клайва, состоит из двух этапов. Сначала нужно приехать на место, найти гусеницу и определить, чем она питается, собрать семена или выкопать само растение. Если оно приживется в теплице, можно ввозить бабочек. Они прибывают в Англию на самолете, сложенные вдвое, точно письма, в пакете из мягкой бумаги с небольшим кусочком влажной ваты. При низкой температуре, в темноте бабочки спокойно спят во время всего перелета, если он не занимает много времени. 80 процентов путешественниц прибывают живыми.

Правда, я предпочитаю иные формы доставки: в виде яиц, гусениц или личинок, —

рассказывает Клайв, расхаживая в проходе между банановыми кустами. Главное преимущество этого метода в том, что так ко мне попадают только здоровые насекомые. Особенно хорошие результаты дает перевозка яиц бабочек, так как | даже гусеницы могут содер-& жать патогенную инфекцию | Избавиться от многочисленных 1 паразитов — очень сложная за-дача, ее не решить с помощью инсектицидов. С этой целью я flh применяю метод «биологичес-sJBi кого контроля».

Например, против красных ^^^ пауков использую их крошечных, но грозных противников — phytoseiulus persimilis; кошенилей истребляю с помощью австралийских божьих коровок; бороться с белокрылкой — разновидностью тли, высасывающей соки из растений, — мне помогает садовник Филипп Кларк: вместе с ним мы накалываем на зараженные растения листочки со скоплениями крошечной осы под названием encarsia formosa, которая с жадностью набрасывается на колонии вредителя. Прямых же губителей бабочек — пауков и муравьев, больших охотников до нежных яиц, гусениц и сладкого нектара, истребляют услужливые китайские перепелки, прелестные безобидные птички, которые не любят летать, а разыскивают корм «пешком». Вот они, кстати, вышагивают, невелички...

Эти, так сказать, «экологические пестициды» позволяют Фарреллу установить равновесие, которое его вполне удовлетворяет. Хищники тоже приносят определенную пользу. Каждая бабочка в среднем откладывает от одной до двух сотен яиц. Если бы из каждого выводилось взрослое насекомое, возникли бы проблемы с кормом.

Даже в условиях равновесия бабочки плодятся иногда чересчур активно. В таких случаях кладки яиц или куколок сотрудники раздают посетителям, вместе с инструкциями по выращиванию. Те, кому удается самостоятельно вывести бабочек, имеют право на бесплатное посещение теплицы, где они могут выпустить своих «питомцев».

— Дети бывают просто в восторге. Видели бы вы, с какой радостью приходят они потом посмотреть на «своих» бабочек, летающих вместе с другими!

В целом посетители Дома ведут себя примерно. Иногда какой-нибудь подросток пытается поймать приглянувшуюся ему бабочку, чтобы спрятать ее в карман, но многие просто наблюдают или пытаются подставить насекомым палец, смоченный в сладкой воде. Больше приходится следить за поведением бабочек, а не посетителей. (При мне, кстати, никто на бабочек не покусился.) Бабочки обожают яркие цвета и радостно устремляются на красную рубашку или желтый свитер. «Однажды большая белая бабочка бук

вально влюбилась в одну нашу посетительницу, — вспоминает Фаррелл. — Она неотрывно вилась вокруг ее головы, пыталась сесть на нос... Несомненно, на бабочку подействовали духи посетительницы — их аромат очень напоминал запах самок этого вида!»

Чешуекрылые широко используют язык запахов. Самки выделяют специальные пахучие вещества, которые притягивают самцов на расстоянии до десяти километров. А самки геликонид, например, полностью изменяют свой запах после брачного обряда, чтобы избавиться от ухаживаний других самцов.

«В Доме бабочек» мы непрерывно приобретаем знания, — говорит, прощаясь, Фаррелл. — Но основная его цель скорее педагогическая, нежели научная. Англия сегодня озабочена экологическими проблемами, в частности, проблемой сохранения бабочек. В стране создано много обществ по защите чешуекрылых—жертв прогресса в сельском хозяйстве. С полей исчезают необходимые им виды растений. Но и крепнут ряды защитников этих ярких насекомых: недавно «Тайме» выплатила пять премий по 50 фунтов за лучшие материалы о нравах бабочек. Казалось бы, мелочь, но раньше и этого не делалось».

...Дождь давно кончился, и нас ждали в клубе. Всю дорогу до центра Лондона — благо, времени оказалось много: даже вечером здесь не рассасываются «пробки» на улицах — я размышлял о замечательном энтузиасте, положившем столько сил и средств на создание живой коллекции, и мечтал о том, чтобы появились такие же музеи насекомых и у нас в России. Чтобы не толстые витрины скрывали от глаз проколотых зообулавками когда-то стремительных, а ныне засушенных летуний, а тешили нас и, главное, наших детей такие вот уголки живой природы посреди кирпича, бетона, асфальта и бесконечных потоков машин. И чтобы радовалась душа ярким бабочкам, добрая половина которых, как ни печально, давно уже прихлопнута страницами Красной Книги.

Лондон

50

1105 ВОКРУГ СВЕТА

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?