Вокруг света 1996-06, страница 62




Вокруг света 1996-06, страница 62

он не обращал внимания на доктора А когда снова взглянул на него, сразу же заметил перемену. С губ Риско сошла ироническая ухмылка, глаза беспокойно бегали.

— Доктор! — громко крикнул он. — Хватайтесь за рюкзак, вот тут...

Казалось, Риско не слышит, он с величайшим трудом поднимал голову, глотал воду и давился ею. Было ясно, что, как только его ноги потеряют опору, Риско утонет, даже не попытавшись плыть. Солецкий приблизился к доктору, и отыскав под водой его бессильно опущенные руки, поднял их и положил ладонями на рюкзак. С огромным облегчением увидел, что пальцы доктора впиваются в толстый ремень. Сам он уцепился с другой стороны.

Рюкзак несколько секунд раскачивался, погрузившись до половины, и восстановил равновесие, удерживая на плаву двух человек. Один изо всех сил принуждал себя бороться и жить, второй, уже отказавшийся от спасения, инстинктивно стискивал пальцами ремень спасительного рюкзака.

Потекли невероятно долгие минуты, наполненные всплесками воды, нашептывающей о близкой гибели...

8

Это было здесь! Фернандо не смел и шагу сделать, только стоял и глядел. Большая лампа громко шипела, свет заливал грот. Его кровля была оранжево-красной. Стены, поверху светлые, книзу темнели, становясь почти черными. Плоское дно, будто выложенное драгоценной мозаикой, поблескивало влагой и мигало тысячами искорок. Фернандо наконец сделал шаг, упал на колени, выпустил из пальцев лампу. Обеими руками сгреб, сколько удалось, блестящих шариков и поднес к свету. Они лежали всюду, куда не глянь, широкой полосой, а между ними медленно сочились капли чистой воды. Если до сих пор он сомневался в реальности того, что видел, то теперь уже был совершенно уверен, что это не мираж.

прикосновение гладких, зеркальных поверхностей. Они были влажные и белые, белее самого белого мрамора, от стен на них падал красноватый отблеск.

Фернандо принялся шептать что-то невразумительное; он полз на коленях, растопырив пальцы и позволяя высыпаться шарикам из рук, а потом снова сгребал и зачерпывал с каменной плиты полные пригоршни. Он уже понимал, что это богатство никогда никому не принадлежало, что его не спрятал пират или разбойник, что ни какой человеческий глаз до сих пор не видел сокровищ, которые достались ему в награду за столько лет трудов и лишений, терпеливых поисков и неугасающей надежды.

Это были залежи жемчуга. Обычно говорят, что жемчужины рождаются в море, здешние, вероятно, были исключением. Не удивительно, что о них никто ничего не знает. Ведь их скрывает тьма. Когда Фернандо немного остыл и сумел собраться с мыслями, то вспомнил, что кто-то когда-то рассказывал ему о пресноводных жемчугах.

— Пресноводные жемчужины, — твердил он шепотом. — Это они... Их здесь больше, чем во всех сокровищницах мира, я могу по ним ходить, сгребать и разбрасывать горстями...

Тут ему пришло в голову, что ведь в любой момент могут явиться доктор Риско с чужеземцем. С ними надо будет делиться. Он беспокойно обернулся, но уже не узнал дыры, по которой вполз сюда. В стенах было полно выходов туннелей. Он снял рубашку, оторвал от нее кусок и связал ее снизу. Получившийся мешок принялся наполнять жемчужинами, время от времени прерывал работу и, подняв на ладони пять-шесть шариков величиной с горошину, любовался их совершенством.

Ползая на коленях и волоча за собой все тяжелеющую рубашку, он обнаружил низкий проход в стене. Потянулся к лампе и переполз туда. Ошибки не было. Проход расширялся и переходил в просторный грот, а то, что застилало дно, заставило сердце Фернандо забиться сильнее. Это была залежь, похожая на предыдущую, но по ее центру бежала лавина жемчужин такого размера, что он даже не знал, можно ли их еще так называть. Одни были величиной с мандарин, другие даже с апельсин, они наверняка не уместились бы в ладони. Он подползал к ним на коленях, не обращая внимания на боль. Перехватило дыхание, туман заволакивал глаза. Почти ничего не видя, он протянул руку и ощутил под пальцами бархатистую поверхность и идеальную форму биллиардного шара. А потом, в полном ошеломлении, схватил мешок, сделанный из рубашки, и после того, как высыпал из него все, что собрал до того, принялся забивать его жемчужинами-гигантами. Когда попробовал поднять свою добычу, рубашка начала трещать и лопаться. Пришлось часть жемчужин высыпать. Он набил ими карманы, но несметное количество чудесных шаров осталось нетронутым Все забрать было невозможно.

— Придется сюда вернуться, — шептал он. — Принесу мешок и заберу все, до последней...

Рукава рубашки сошли за ремни рюкзака. Сидя на земле, он перекинул мешок на спину. С большим трудом встал и с лампой в руке сделал несколько шагов. Груз пригибал его к земле и больно давил на спину и плечи. Несмотря на это Фернандо шел, покачиваясь и спотыкаясь, но не отрывая глаз от земли, потому что всюду, куда бы он ни свернул, в соединенных проходами больших и маленьких залах лежали жемчужины, тысячи, миллионы жемчужин, не принадлежавших никому. Он ступал по ним, слышал их хруст и видел, как выскакивают они из-под ботинок. Нигде он уже не находил таких изумительных как те, что тащил на спине. Однако не прекращал поисков, заглядывал в ниши и за камни, подносил лампу к каждой тени.

Когда кончились жемчужные потоки, он побрел по забитой осколками камней галерее, то и дело приостанавливаясь и оглядываясь, чтобы накрепко запомнить дорогу. Не хотел делать знаков, которые могли бы навести кого-нибудь на след.

Вскоре он остановился, чтобы немного передохнуть, опершись грузом о стену. И тут в нескольких метрах перед собой, в черной, как смоль, глубине камеры, увидел светлое пятно. Это потрясло его до глубины души. Казалось, пятно светится собственным зеленоватым светом. Дрожащей от возбуждения рукой он спрятал за спину лампу, чтобы проверить — не отражается ли просто ее пламя в гладкой плите стены. Но пятно не исчезло, и Фернандо, теряясь в догадках, пошел на него. Разглядел контуры валуна и заметил, что его окружает бледный, зеленоватый туман

62 ВОКРУГ СВЕТА •



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?