96. Иван Павлов, страница 18

96. Иван Павлов, страница 18
Жизнь и эпоха
Новая жизнь, старые принципы

Советы не поскупились

Условия для изучения поведения животных в Колтушах создавались специалистами, отменно знавшими свое дело. И руководил ими, конечно, Павлов. Неслучайно этот населенный пункт стали именовать не иначе как «столицей условных рефлексов»

В 1927—1930 годах на биостанции в Колтушах изучали наследственные свойства нервной системы и влияние воспитания на поведение животных. Результаты наблюдений сравнивали с характерными особенностями высшей нервной деятельности человека.

В конце 1920-х годов работавшие в Сухумском питомнике последователи Павлова начали проводить опыты с обезьянами, а вскоре первые «предки человека» появились и в Колтушах. Жизнь этого уникального научного центра привлекала туда не только советских ученых, но и многих знаменитых иностранцев. Побывавший на биостанции в 1934 году Герберт Уэллс в свою записную книжку занес такие наблюдения: «Исследования, которые ведутся в новом физиологическом институте Павлова под Ленинградом, — одни из самых значительных биологических исследований в мире. Этот институт уже работает и продолжает быстро расширяться под руководством своего основателя. Репутация Павлова способствует престижу Советского Союза, и он получает все, что ему необходимо; за это нужно отдать должное правительству».

СКАЗКА О ГОЛЕМЕ НА НОВЫЙ ЛАД

Особую благосклонность, проявленную Советами по отношению к Павлову, любители «экзотических» теорий (особенно за рубежом) объясняли стремлением большевистских вождей всецело проникнуть в святая святых мозга, в те его участки, которые генерировали или, напротив, усваивали высокие идеи. Это буквально означало бы овладение разумом индивидуумов, а со временем и совокупным разумом широких масс. Рядом с подобной препарацией созна

ния, искусственным вживлением в него «нужного материала», пожалуй, спасовали бы любая мировая религия, любая могучая теория, любой из известных человечеству типов психического воздействия.

В годы, которые сейчас принято называть «эпохой тоталитаризма», подобными поисками-исследованиями занимались многие. Однако лаборатории и клиники Павлова в таких экспериментах замечены не были.

^ Супруги Павловы в день «золотой» свадьбы. 25 мая 1931 г.

▼ Герберт Уэллс выступает перед встречающими его гражданами СССР.

Советское правительство после гражданской войны и последовавшей разрухи действительно не скупилось на средства, выделявшиеся Ивану Петровичу. Но нелишне подчеркнуть, что не ради «севрюжины с хреном» (или подаренного большевиками шикарного «Линкольна») Павлов трудился не покладая рук всю жизнь. Его биография буквально пестрит примерами бескорыстия и беззаветного служения науке.

Профессор Николай Чисто-вич, работавший в 1880-е годы под руководством Павлова в клинике Боткина, вспоминал: «Одно время Ивану Петровичу приходилось переживать полное безденежье... Мы узнали про его трудное материальное положение и задумали ему помочь: пригласили его прочесть нам серию лекций об иннервации сердца и, собрав в складчину деньги, передали ему на расходы по курсу. И ничего у нас не вышло: он на всю сумму накупил животных для этого курса, а себе ничего не оставил».

Уже обласканный советской властью Павлов собирался отказаться от предложенных ему материальных привилегий, письменно сетуя на невыносимые условия жизни коллег в первые послереволюционные годы. Ленин и в этом случае отреагировал вполне разумно, сказав В. Бонч-Бруевичу: «Да, он прав, совершенно прав. Он написал изумительно честно, и мы должны особо ценить таких людей. Сей

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?