Юный Натуралист 1970-09, страница 15

Юный Натуралист 1970-09, страница 15

13

• ИСТОРИЯ ЛЬВИНОЙ СУДЬБЫ •

Озеро Найваша — живописное место даже для Кении, где, насмотревшись на разнообразие буйной тропической природы, иногда перестаешь удивляться окружающим красотам. Найваша лежит на дне огромной широкой долины, которую принято называть Великим африканским разломом. По склонам разлома взбираются буйные леса, торчат причудливые канделябро-видные молочаи, к небу тянутся огромные махогонии. А на дне долины — жара и сушь, колючая трава и зонтики акации, под которыми, если хорошо приглядеться, можно найти семейство длинношеих жираф или табунок грациозных антилоп — импа-ла. Озеро — зеленый оазис среди этой выжженной долины. В банной, жаркой атмосфере хорошо живется влаголюбивой зелени, а сама водная гладь Найваши местами покрыта сплошным ковром лиловых кувшинок, белых лилий и еще только собирающихся распускаться водных гиацинтов. Там, где вода свободна от глянцевитых, блестящих на солнце листьев, ходят косяки тилапии и американского пришельца — рыбы-бас.

Наша машина едет вдоль озера, то и дело вспугивая пернатых. Кого тут только нет! Нескладные пеликаны, крикливые бакланы, утки и чибисы носятся над озером. В береговой тине, грациозно изогнув длинные шеи, стоят бледно-розовые красавицы фламинго. На зонтиках акаций устроились марабу — птицы-философы. Стоя на одной ноге, они часами могут созерцать окружающий мир.

Дорога немного удаляется от озера, петляет по пыльному дну равнины и вновь падает к Найваше. Если пыли немного, у обочины можно заметить деревянную табличку с надписью: «Адамсоны».

Да, да, это именно те Адамсоны, чье имя теперь неразрывно связано с животным миром Африки, со львами и гепардами. Здесь, на берегу Найваши, в укромном уголке птичьего царства, живет Джой Адамсон, чьей прекрасной книгой «Рожденная свободной», рассказывающей о судьбе воспитанной ею львицы Эльзы, вы, конечно, зачитывались. Палатка Джорджа Адам-сона, который воспитал кинотруппу львов, здесь же, в тени огромной акации. Он не ночует в главном доме, потому что боится покинуть своего любимца — льва Боя, героя кинокартины «Рожденная свободной».

— Бою не повезло, — рассказывает Джой. — Буквально за несколько дней до нашего переезда на Найвашу он решил

полакомиться, буйволом. Но сладить с этим разъяренным гигантом не всегда удается даже льву. Буйвол распорол Бою бок, поломал ногу и ушел. Лев остался один посреди саванны. Не знаю, сколько времени он там пролежал. Когда я, случайно проезжая мимо, увидела его, Бой был парализован, из его гривы во все стороны торчали колючки дикобраза, а сновавшие вокруг гиены уже были готовы начать трапезу. Да ведь вы, наверное, читали обо всем этом в газетах?

Да, кенийские газеты пишут о Бое и о его друзьях-кинозвездах, знакомя поклонников-зрителей с судьбой знаменитых львов. Но услышать о них из уст самой Джой куда интереснее. И я прошу ее рассказать о случившемся.

— Бой был в таком плохом состоянии, что я побоялась оставить его одного. Послала помощника дать телеграмму, а сама осталась с ним на ночь в буше. На следующее утро из Найроби прилетели ветеринары с рентгеновским аппаратом и сделали ему операцию. Она длилась три с половиной часа. В сломанную кость льву вставили стержень длиной в двадцать сантиметров. Потом Бой лежал три дня под наркозом. Недавно стержень вытащили, эта вторая операция длилась восемь часов.

— Иметь дело с врачами тяжело даже человеку. Льву, наверное, тоже приходится нелегко? — интересуюсь я.

— Конечно. Но знакомство с нами, людьми, привязанность к Джорджу вселяют в зверя веру во врачей и не дают проявить львиный характер. Если бы не это, Бой уже давно бы погиб. А сейчас он поправляется, хотя и медленно. У бедняги совсем выпала грива. Пойдемте, познакомимся.

Джой выходит из дому, углубляется в лес, где на расчищенной поляне стоят две палатки, огороженные сеткой. В одной обитает Бой, в другой ночью спит Джордж.

— Бой, поди сюда, мальчик! — зовет Джой, похлопывая себя по колену._ Слуга приносит большой кусок мяса. Джой заходит за сетку. — Поди сюда, бедняга.

Как и положено всякому царю, лев за^-ставляет себя ждать. Потом брезентовый полог приподнимается, и Бой, припадая на переднюю лапу, появляется на поляне. Величественной гривы у него действительно не стало. Но мудрый взгляд тот же. Бой лижет Джой руку, трется о нее головой, потом принимается за мясо. Лапа болит, кусок нечем придержать. Животное зло

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?