Юный Натуралист 1971-01, страница 44

Юный Натуралист 1971-01, страница 44

42

ГАРИЙ НЕМЧЕНКО

ДИКИЙ ЗВЕРЬ

ПОВЕСТЬ

К тому времени, с которого я хочу начать свой рассказ, в интернате медведь прожил уже почти три года...

Ну что тут скажешь — как ему это время жилось?

Некоторые считали, что жилось медведю здесь прямо-таки очень хорошо. Ни уроков тебе учить не надо, ни класс мести. К доске уж и само собой никто не вызовет. И скучно никогда не бывает, потому что все вертятся вокруг: Миша!.. Миша!.. И конфеты носят карманами. Сиди, мол, себе и жуй.

Что касается конфет, то тут надо откровенно сказать: перепадало их Мишке и в самом деле немало. А все потому, что интернат находился в поселке строителей, и хоть стал теперь этот поселок уже очень большой, пойти с экскурсией было здесь особенно некуда, а значит, и детсадовских малышей, и первоклашек из других школ сюда приводили: «Вот, дети, перед вами медведь!»

Стоят дети и смотрят.

А те, у кого есть в кармане конфета, подходят потихоньку поближе и просовывают ее через сетку, которой давно уже отгородили клетку из прутьев, чтобы медведю не бросали ничего лишнего да чтобы он, если вдруг ты зазеваешься, не мог бы до тебя дотянуться.

А так просунут ему конфету, медведь ляжет на брюхо, вытянет лапу, подвинет ее к себе и съест потом вместе с бумажкой.

Приходили посмотреть на медведя и ребята постарше, и совсем взрослые — с малышами и без малышей — и все они тоже кормили Мишку сахаром да конфетами.

Из окна, в котором занимался тре

тий «А», клетку хорошо было видно, и, глядя, как Мишке опять дают сладкое, Венька Степанов только тяжело вздыхал. Он и так любил на уроках ворон считать, а тут подопрет щеку ладошкой, рот приоткроет — натурально слюнки текут.

А как только прозвенит звонок, Венька — к медведю. И начинает ребятишек учить:

— Эй вы, малышня! Не так бросаете. Не видите, что ли, что он сердится? А ну-ка, дай покажу! Да давай-давай, не бойся! И ты давай.

Соберет у ребятишек все конфеты, одну — редко две — потом бросит в клетку, а остальные — в карман.

— Ладно-ладно, — говорит, — а то у него, у медведя, от конфет от ваших все зубы повыпадают!

На самом же деле этот Венька считал, что медведю и так, и без конфет, слишком сладко живется: сиди себе, таращи глаза, ничего не делай...

Но многие ребята в интернате о том, как медведю живется, думали немножко иначе.

Чего хорошего, в самом деле, если на тебя целыми днями глазеют, если всякий, кого ты в первый раз видишь, уже кричит тебе:

— Эй, эй, Мишка, да ты сюда посмотри!..

Посмотришь, а он тебе покажет язык.

Прикроешь глаза, чтобы на минуту вздремнуть, а тебя уже кто-то другой окликает. Ты еще не успел к нему обернуться, а ему уж не терпится, он уже достает из кармана или гвоздь, или гайку, или еще что и норовит попасть тебе прямо в нос.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?