Юный Натуралист 1971-02, страница 43

Юный Натуралист 1971-02, страница 43

Над опушкой леса в прозрачной синеве носилось несколько больших черных птиц. Подняв суматошный грай и оглашая просторы гортанными криками, они с упоением демонстрировали перед нами свое мастерство. Бочки, пике и прочие фигуры высшего пилотажа, как бы черпая крыльями воздух, выделывали птицы в вышине. На снегу метались их синие тени.

— Это воронье! — пояснил мне мой попутчик, эвен Гаврило. — Поживу чуют!

В придорожном овраге темнели чьи-то останки. Целая компания таких же черно-угольных птиц усердно трудилась над костями. На фоне яркого белого снега они выглядели как пихтовые головешки и были отчетливо видны.

При появлении людей пиршество нарушилось. Птицы, бросив трапезу, возмущенно взмыли вверх. Все они соединились с другими и, выламывая в упругих потоках воздуха крылья, спиральными кругами спланировали вниз, прямо к речке. И чинно, шеренгой расселись вдоль дымящей паром полыньи. Занялись туалетом. Сидят, перышко к перышку перебирают, прихорашиваются. Намерзшие седые бакенбарды придают им строгий вид.

— Погреться прилетели! Морозище-то вон какой завернул! — сказал мои молчаливый спутник.

И в самом деле, на стылом ветру было значительно холоднее, чем у воды. Полынья являлась для птиц чем-то вроде печки.

Интересная эта птица — ворон. Вряд ли кто другой из пернатого мира так прочно вошел в фольклор всех народов и времен, как ворон. Он постоянный персонаж и сказок, и легенд, и былин. Он главный участник басен, не обошла его и песня. Народ сложил об этой птице много пословиц и поговорок. Ворон и прорицатель всяких бед, и вещун, он и предвестник смерти.

Но следует сказать, что, несмотря на такую широкую популярность, ворон не является спутником человека. Эта птица — нелюдим, близости человека совершенно не признает. Ворон дик и непримирим и обычно живет в самых глухих и безлюдных местах. Будь то в лесу, или в горах, или же в пустыне. Он неприхотлив. Недаром эту вездесущую птицу в науке назвали убиквистом, то есть птицей, типичной для любого ландшафта.

Вообще ворона нельзя назвать многочисленным. Не часто он попадается на глаза. Но как только где-либо окажется павшее животное — ворон тут как тут. А за ним и другие. Какими путями оповещают они друг друга — неизвестно.

Но факт тот, что в самый кратчайший срок вся округа на десятки километров узнает, где есть пожива, и с утроенной скоростью слетается на пир. И все, что способно весной отравить землю, воздух и воду, птицы уберут. Все косточки так начисто, добела отделают, что хоть скелет в зоологический кабинет монтируй! Всю самую грязную работу по очистке лесов и полей выполняет наш таежный внештатный санитар. И в этом его заслуга.

По весне, когда с юга потянется веселый хоровод пернатых певцов, ворон также поддается общему настроению. Он важно поводит головой и звонко высказывает какие-то свои, вороньи, соображения.

«Круук, круук!» — чуют в его крике украинцы. Так и назвали ворона круком.

А над лесом справляется воздушная свадьба. Две аспидно-черные птицы, выделывая в небесах всякие выкрутасы, попеременно находятся одна над другой. Каждая с торжествующим криком старается занять потолок. И так, забравшись на недосягаемую высоту, птицы скрываются с глаз.

«Суор, суор!» — прогнусавила одна из них на прощание. Суор — так и назвали ворона в Якутии. По крику.

Весь свой долгий век сохраняют вороны нежную привязанность к своей паре. Дружба их так прочна, что, даже облетая свои угодья, вороны держатся вместе. И ничто не ускользнет от их внимания.

В. ЯХОНТОВ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?