Юный Натуралист 1971-08, страница 4

Юный Натуралист 1971-08, страница 4

2

— Очень, — обрадовался Борис.

_ Тогда пойдем послушаем лес и поговорим с деревьями. — Иван Ильич взял рейки и направился в чащу.

— В лесу надо только не терять глаз. Слышишь, тишина, скворцов нет, сороки не трещат. Соображай — вступаем в квартал леса, где растут только угнетенные породы.

— Кем же они угнетены? — простодушно спросил Боря.

Вокруг стояли молоденькие дубки, шумели липы, шептался с ветром орешник.

— А более взрослыми деревьями. — Иван Ильич остановился. Глаза его зорко блеснули, оглядывая чаЩу. Борьке даже показалось: лесничий пытается кого-то разглядеть в чаще.

— И вот поэтому нам с тобой надо решить, кого пустить на дрова, а кого оставить.

Теплые лучи солнца скользили по стройным стволам дубов, выбирались из хвойного плена сосен и отдыхали на тропе. И свершалось чудо — знобкий, унылый ельник от их веселого прикосновения улыбался.

— Что нужно человеку от своего друга леса? Почти все. Чистый воздух, древесина для жилищ, сырье для химии. А что нужно лесу от человека? Уважение... Скажем, если мы будем рубить только клен, липу и березу, а оставлять в лесу сосну, что будет?

— Что же будет?

— А будет, парнишка, то, что лет через семьдесят лес вымрет.

— Ну да? — засомневался Борис.

Иван Ильич тихо улыбнулся.

— Иглы сосны засыплют почву и на ней не смогут расти, тянуться к солнышку липы, березы. Вот поэтому надо знать, где срубить волка-сосну, а где пожертвовать и красивой березкой.

Поздно вернулся в тот день в поселок Боря.

Сидел за столом задумчивый, ел молча, и это встревожило мать:

— Заболел, Боренька?

— Нет, нет, мама... Устал. Хочу спать.

Борис солгал: спать ему вовсе не хоте

лось, однако очень он искал сейчас уединения, чтобы подумать над словами лесничего.

Он, стараясь не глядеть в встревоженные глаза матери, вылез из-за стола и направился к постели. И как только закрыл глаза, обступили его стройные красавицы сосны, гордо зашептали что-то доброе дубы. А он пытался представить, кто же из сосен волк по отношению к другим. Вот ведь, оказывается, сколько тайн хранится за околицей их поселка в самом обыкновенном лесу. Спросить бы завтра ребят в школе: что они знают про «световой прирост» леса? Голову на отсечение выдаст он, Борис, что про это никто и не ведает, хотя они всю свою жизнь живут в лесу и отлично знают, где летом можно набрать огромную корзину маслят, а где больше всего шишек.

На следующий день Борис прохода не давал друзьям. На перемене он пристал к Ваське Павлову:

— Скажи, может быть дерево-волк?

— Да откуда я знаю? Конечно, не может... Отстань!

Но Борис не отставал:

— А что ты знаешь про угнетенные породы в лесу?

— А ты откуда сам про все это знаешь? — подозрительно спросил Васька.

— От лесничего... Ивана Ильича, — признался Борис. — Я сегодня к нему иду... Муравейник переселять.

Васька задумался, а потом попросил Бориса:

— Возьми меня с собой. А как это — переселять муравейник? Разве муравьи на новом месте приживутся?

— Я еще сам не знаю, — признался Борис. — Иван Ильич хотел показать.

После школы друзья бегом припустились к домику лесничего. Иван Ильич сощурился и кивнул на Ваську:

— Этот что же, тоже хочет быть лесничим?

— Не знаю, — робко ответил Васька. — Я хочу посмотреть, как вы муравейник переселять будете...

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?