Юный Натуралист 1972-05, страница 36

Юный Натуралист 1972-05, страница 36

34

вала отведенное ему время, и дальнейшая его жизнь не оправдана ее законами, если не считать того, что он образует большое и надежное звено в оборонительном каре, защищая телят от волков. Но даже в этом случае он может только стоять, возвышаясь как валун. Не исключено, что именно поэтому ему позволяют оставаться при стаде. А может, стаду безразлично, живет он или нет> — ведь старый бык, пока он в состоянии, только и делает, что плетется позади других.

Лишь самые сильные животные доживают до тех дней, когда их шерсть становится серой. Таких быков совсем немного, но иногда встречаются чуть ли не седые старцы— настоящие привидения в мире животных. Тягостно смотреть на этих немощных гигантов.

Старый бык, о котором пойдет рассказ, был самым большим мускусным быком на всей Земле Гудзона, гораздо крупнее самого вожака. От гор Гизекефьелла до равнины Хоумз-Форланд не было, пожалуй, более крупного животного.

Был он высокий, с огромной грязно-желтой гривой на затылке. Копыта оставляли на глинистых плато гигантские следы. Его длинная шерсть волочилась по земле, и была она жесткой и твердой, словно проволока. Издали казалось, что движется большой валун, да и вес у него был подходящий.

И все же он был развалиной. Об этом прежде всего свидетельствовал цвет его шерсти. Она была серая. Рога сточены, лишь толстые сучки — остатки пышной короны — торчали на голове. Он едва мог передвигаться, неуклюже ковыляя на негнущихся ногах, с трудом неся свое грузное тело.

Старый бык медленно шел по проложенному стадом следу. Голова свисала вниз и раскачивалась при каждом шаге из стороны в сторону. Утомительна жизнь отжившего старца в конце долгих странствий по тундре и горам. Изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год. И все же надо пройти как можно дольше. Не потому, наверное, что жизнь по-прежнему мила. Просто таков уж закон природы: старый бык до конца должен идти вперед — последние годы, последние километры. Пока не услышит сигнала.

Никто не знает, что это за сигнал. Но в один прекрасный день бык узнает, что скоро наступит конец. Он останавливается, давая стаду уйти, и, быть может, даже не смотрит ему вслед (если вообще еще может видеть). Потом ковыляет своей дорогой. Последний путь его ведет на запад — через долины, между гор, к большому леднику. Животные стремятся спрятать

ся, прежде чем падут от старости. Они ищут одиночества. Но в восточной, прибрежной части Гренландии, где бывают люди, никто еще не обнаружил скелета старого мускусного быка, павшего своей смертью. Видимо, его последний путь ведет в глубь материка, в неведомые нам просторы.

Был конец сентября. Первая метель сырым покрывалом одела землю до самого моря. Стадо быстро переходило с пастбища на пастбище. За стадом в снегу тянулась широкая черная тропа, а далеко позади, едва передвигая негнущиеся ноги, ковылял старый бык.

С ним шел молодой бычок. Отрадно было бы подумать, что юное создание сопровождало своего прапраотца, чтобы помочь ему или хотя бы составить компанию. Но выходило все наоборот. Своим присутствием он лишь дразнил и мучил старца. Как надоедливый слепень, носился он вокруг еле бредущего гиганта. Если дорога проходила по склону (а их попадалось немало), бычок всегда устремлялся на самый верх и бодал старика. Каждый гребень приходилось брать с боя. Старик был тяжел и еще мог принять удар. Но приходилось наклонять к земле мощное тело, и, когда налетал молодой негодник, больше всего доставалось ногам. И все же верх пока одерживал старый бык. Шаг за шагом продвигался он вперед. Искусством принимать удары, давить рогами на рога он по-прежнему владел хорошо. Но после каждой стычки приходилось подолгу отдыхать.

Такую подлость человек понять не в силах, и немало бычков пало от руки охотников, которые с негодованием наблюдали за подобными сценами, удивляясь столь бессердечному отношению к старым животным. К тому же это так нехарактерно для полярного скота вообще. Сражающиеся быки всегда следуют определенным рыцарским правилам, честной и благородной борьбе.

Стадо далеко ушло вперед, и на фоне холмов животные казались маленькими черными точками. Вот они свернули за гору, дорога пошла вниз, и стадо скрылось из виду. А оба быка, старый и молодой, продолжали свой путь, преодолевая препятствия, сражаясь за каждый гребень.

Но впереди что-то случилось. Послышался злобный визг и вой собак, им вторили крики людей, выстрелы и топот копыт скачущего каре. На стадо напали.

Быки остановились, прислушались. Но вот старый бык двинулся по следу вперед. Бывалый воин, он знал, что происходит. Не раз сражался он впереди стада против хрипящих волков. Давным-давно. Теперь он только занимал свое место среди коров в каре. И все же им овладело одно желание — скорее вперед, на помощь в оборо

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?