Юный Натуралист 1972-09, страница 52




Юный Натуралист 1972-09, страница 52

50

прежде чем была съедена, несколько раз переходила изо рта в рот. Но все это делалось добродушно, без тени недоброжелательства, а как будто ради развлечения.

Вскоре оказалось, что морские свинки удивительно болтливы. Они все время лопотали различными голосами. Для каждого отдельного случая у них всегда находился свой особенный звук, свое слово. Брали их в руки —один крик, давали еду — другой, еда оказывалась вкусной — третий, разлучали на минутку — четвертый. И так до бесконечности. Кстати,

свинки были очень дружны и не могли и минутки жить друг без друга. Если брали в руки одну, другая тотчас же начинала беспокойно метаться по клетке и громко звать.

Разговаривали свинки не только днем, но и ночью; и мне казалось, что ночные звуки были особенными, непохожими на дневные. Спали зверьки мало, урывками.

Днем свинки оставались одни. Мы уходили на работу, квартира пустовала. Впрочем, был у нас еще один жилец—спаниель Зорька. С собакой свинки быстро подружились, и, когда она засовывала свой нос в клетку, животные мирно обнюхивали друг друга, почти соприкасаясь носами.

Самая любимая еда — сочная зеленая трава — приносилась после работы. Зверьки быстро поняли, что приход хозяев квартиры означает появление и вкусной еды, и звук открываемой ключами двери встречали особенно громким и продолжительным радостным кличем.

Через месяц свинки выросли, изменились. Изменился и их характер. Одна из них стала ворчливей, смелее, настойчивей, голос ее погрубел. Другая оста

лась боязливой, нерешительной, с нежным, воркующим, тонким голоском. Первую свинку мы прозвали Мишкой, вторую — Машкой.

Они стали совсем ручными, наши Мишка и Машка, очень любили брать корм из рук, щекоча ладони мягкими пушистыми мордочками. И мы так привыкли к нашим зверькам, что уже вошло в привычку после работы прежде всего проведать наших питомцев.

Клетка со свинками стояла на табуретке. Передняя стенка ее была открыта. Но свинки и не пытались бежать. Как-то я сделал зверькам небольшую лесенку и прислонил ее к клетке. Лесенка не понравилась свинкам. Они долго и напряженно ее изучали. Зато забираться по ней с пола в клетку они научились моментально. На прогулки же по комнате выходили очень неохотно, после долгих раздумий и попыток. Такими уж они были необыкновенными домоседами.

Скоро клетка зверькам показалась маленькой, и я заказал большую железную, со съемным деревянным дном, под которым находился выдвигающийся жестяной противень. Теперь ухаживать за свинками стало легче. В новой клетке Мишка и Машка очень полюбили один уголок. Там они ложились на бок, потягивались, переворачивались на спинку, всем своим видом выражая удовольствие, мурлыча и по-особенному похрюкивая.

Через три месяца свинки совсем выросли, а через полгода Машка стала шире Мишки, растолстела, разленилась. Потом как-то рано утром неожиданно в клетке, кроме Машки и Мишки, оказалось еще четыре крохотных пушистых разноцветных комочка, сверкающих бусинками черных глаз. Маленькие свинки шустро носились по клетке, ели

траву, сосали молоко матери, громко пищали и вели себя так, будто давно уже жили в клетке и вполне освоились с нею. Разнообразный и сложный язык сигналов им уже был хорошо знаком. Замечательные детеныши! Им не надо было учиться ни бегать, ни говорить!

Внезапное появление маленьких свинок, да к тому же таких шустрых и говорливых, нам показалось прямо-таки чудом.

Как мне хотелось записать их разговор на магнитофон! Но в городе эта затея оказалась невозможной: то заворчит холодильник, то раздастся бой часов, то задрожат стекла от пронесшегося по улице грузовика.

Наших зверьков прозвали морскими за то, что они были привезены в Европу из Южной Америки, как тогда говорили, «из-за моря». Вначале их и называли «заморскими».

Родина морской свинки — Перу. Там до сих пор живет ее дикий предок. Жители страны инков до вторжения испанцев имели высокую культуру и с большой любовью занимались разведением животных. Инки и сделали морских свинок домашними задолго до прибытия в Америку Колумба.

Много столетий морских свинок используют как лабораторных животных для самых разнообразных опытов. Наука очень обязана этим тихим и миролюбивым зверькам, терпеливо и безропотно выносящим на себе тяжелые эксперименты.

За окном уже осень, а наши свинки-южане живут в тепле. Им безразлично, когда наступит зима, они потеряли счет времени года. Только я жду не дождусь, когда снова наступит лето, хочу увезти своих питомцев за город и там записать разнообразный язык их сигналов и расшифровать его.

П. МАРИКОВСКИЙ



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?