Юный Натуралист 1973-01, страница 30

Юный Натуралист 1973-01, страница 30

34

35

рого соответствуют только динозавру Голова и хвост у него, как у ящерицы. Зверь этот, по его словам, живет в болотах Джи-лоло и хорошо известен местному населению под именем «чипекве».

Говорят, что зверь нападает на носорогов, бегемотов и слонов.

Ф. Гоблер отправился в глухомань болот Джилоло, чтобы выследить зверя, но туземцы говорили, что это очень редкий зверь. И действительно, обнаружить это чудище ему не удалось. Но большинство экспертов — и ученых и охотников — знатоков здешних мест, были уверены в том, что такое животное может существовать.

Почему же никто не подстрелил до сих пор такого зверя, не доставил его, так сказать, на всеобщее обозрение? Вероятно, потому, что он живет в непроходимых чащах и болотах. Многие ли могут похвастаться, что видели, скажем, бонго, или гигантского лесного кабана, или желтоспин-ную антилопу-дукера? А ведь они не столь уж редки.

Неизвестных животных на нашей небольшой планете, как убеждает нас бельгийский зоолог профессор Бернар Эйвельманс, очень много. И среди них не только микроскопические червячки или редкостные тропические жучки. Ведь до 1900 года окапи — животное размером с лошадь — было известно только по слухам, а теперь оно хорошо знакомо всем. Новые виды животных открывают каждый год.

На любом континенте есть такие районы, которые за многие годы ни разу не посещал человек. И это не только выжженные солнцем пустыни или ледяные просторы полярных областей. В тропиках есть огромные территории, куда человек еще до сих пор проникнуть не в состоянии. В Австралии существуют целые горные хребты, виденные доселе только с самолета; в значительной части северных районов Гималаев люди никогда не были. В долине Амазонки и на Новой Гвинее немало совершенно недоступных мест. В Центральной Африке лежат болота Аддар и Бахр-эль-Газаль. Там почти не ступала нога человека.

И еще одно. Многие животные проявляют крайнюю «привередливость» в выборе места обитания. Особенно это свойственно крупным животным. Бегемоты, напри-чео. могут встречаться в изобилии на одном участке реки и полностью отсутствовать на другом.

Это обстоятельство иной раз приводит к гому, что зверь считается редким. А на самом деле ехце не обнаружено его основное место обитания.

Однажды я вместе с одним спутником целых пять минут всматривался в заросли кустарника, пытаясь увидеть животное, размеры которого были, по-видимому, не

меньше, чем наши, вместе взятые. Мы его не разглядели даже тогда, когда оно наконец бросилось бежать, подняв страшный шум.

А вот что удалось мне услышать из уст некоего мосье Лепажа, побывавшего в Конго. Он поведал, что во время охоты среди болот ему случилось натолкнуться на необычно большое животное, которое с громким фырканьем и храпом набросилось на него. Лепаж открыл бешеный огонь, но, убедившись, что зверь не останавливается, бросился бежать. Когда животное прекратило преследование, охотник остановился и принялся рассматривать его в бинокль. Животное было метров восемь в длину. Морда у него длинная, сильно вытянутая, над ноздрями небольшой рог, на спине нечто вроде горба.

Во всех этих сообщениях удивительным является не столько их многочисленность, сколько широкий «разброс» пунктов, откуда они исходили. Это связано все с тем же недостатком наших атласов, в которых вся непомерно большая Африка сведена к одной странице. Отсюда создается впечатление, что, скажем, Камерун не так уж далек от Верхнего Нила. А ведь в действительности между ними более двух с половиной тысяч километров лесов, болот и саванн.

Еще в 1913 году руководитель немецкой экспедиции в Камеруне барон фон Штейн-цу-Лаушнитц составил очень любопытный отчет о звере, которого называли «мокеле-мбембе». О нем ему рассказали опытные местные проводники. Мокеле-мбембе — животное серо-коричневой окраски с гладкой кожей, размером со слона или бегемота, с вытянутой гибкой шеей и только с одним очень длинным зубом. Некоторые называли его рогом. Охотники упоминали о'длинном мускулистом хвосте, подобном крокодильему. Человеку, приблизившемуся к мокеле-мбембе на лодке, грозила неминуемая гибель. Рассказывали, что животное, завидев лодку, немедленно нападало на нее. Это существо, по-видимому, жило в пещерах, омываемых реками, текущими в глинистых берегах, там, где течение делает крутые излучины. В поисках пищи оно даже днем вылезало на берег.

«Мне показали его любимую пищу, — пишет барон фон Штейн-цу-Лаушнитц, — разновидность лианы с большими белыми цветами, соком молочного вида и плодами, напоминающими яблоки. На берегу реки Ссомбо я видел тропу, которую, по словам местных жителей, проложили эти животные, идя за пищей. Тропа выглядела свежей, поблизости часто встречалась такая лиана. Однако так как кругом было множество следов, оставленных слонами, бегемотами и другими крупными млекопитающими, было

невозможно с уверенностью выделить отпечатки ног неизвестного существа».

А вот что произошло со мной самим.

Это случилось в 1932 году, когда я вместе с известным исследователем и коллекционером животных У. Джералдом Расселом и двумя молодыми африканцами из племени аньянг Бенсуном Онуном Эдетом и Басси Агой путешествовал в глубинных районах Африки.

Весь день мы гребли вверх по течению реки Майню. Ее путь лежит через большое круглое озеро и идет на север прямо, подобно искусственно вырытому каналу. Истоки реки Майню находятся на севере в го-рах;Г Ассумбо; она тянется миль на сто, преодолевая довольно коварные пороги. Вокруг безлюдье. Берега — скалистые уступы.

Собрав образцы животных и растений, мы возвращались на озеро Мамфе. Наши лодки мягко и без усилий скользили вниз по реке, и мы лишь изредка взмахивали веслом. День клонился к закату, когда мы подошли к порогу. Джералд Рассел и Басси были в головном каноэ. Футах в ста позади мы с Бенсуном. Над порогом тени сгущались. Высокие, вертикально вздымающиеся берега на уровне реки были усеяны сводами огромных пещер, уходящих в глубину.

Когда мы достигли примерно середины извилистого порожистого участка, вытянутого мили на полторы, раздался звук, ужаснее которого мне не приходилось слышать за всю жизнь. Его можно было сравнить разве только с гулом землетрясения или близким взрывом авиабомбы. Он раздался с правой стороны, из большой береговой пещеры. Бен, который сидел с загребным веслом на носу, рухнул на дно каноэ. То же самое сделал и Басси. Джералд же попробовал повернуть свое каноэ бортом к бурлящему потоку и носом к источнику звука. Я как сумасшедший принялся грести, но течение несло нас к входу в пещеру. Когда и я и Джералд были против входа, послышался новый раскат грохота и что-то гигантское поднялось из воды, которая забурлила пеной винного цвета. Оно вздыбилось на мгновение и с ревом плюхнулось обратно. Это было нечто блестяще-черное. Голова его походила на тюленью, но была сплющена сверху, а по размерам была с целого взрослого бегемота.

Мы выскочили из порогов со скоростью, которая гделала бы честь гарвардской восьмерке. а Басси и Бен очухались, только когда мы были уже посередине озера.

Что это за чудовище? Ни тот, ни другой африканец ничего не знали о нем. Но оба хором провозгласили: «М'куу-м'бембу», — и схватились за весла. Когда мы вышли на берег, остальные двадцать участников экспедиции — нанятые нами африканцы — выглядели страшно испуганными и обеспокоенными за нашу судьбу. Те из них, кто

ррДВйШмёш f

принадлежал к речному племени, сказали, что такие животные здесь водятся испокон века. Вот почему в водах Майню нет ни крокодилов, ни бегемотов. Однако, настаивали туземцы, «м'куу» мяса не ест, а питается только большими плодами лианы и сочной растительностью, покрывающей реч ные берега.

Позже мы перенесли свой лагерь на другой берег реки. Там мы видели огромные тропинки, вытоптанные среди густой травы, и массу здоровенных твердых зеленых «футбольных мячей», то раздавленных, то надкусанных.

А вот еще факты.

Король племени баротце Леваники проявлял глубочайший интерес к фауне своей страны. Он собирал все рассказы подданных об огромном пресмыкающемся, живущем в больших болотах, и отдал строгое распоряжение: тот, кто увидит зверя, дол-, жен немедленно ему докладывать.

Спустя некоторое время явились трое его подданных и сообщили, что на краю болота они натолкнулись на это животное. У него длинная шея и малюсенькая, как у змеи, голова. В свое болото оно убралось ползком, на брюхе. Король Леваники немедленно посетил это место и в составленном затем отчете заявил: «След, оставленный им в тростниковых зарослях, был подобен тому, что оставил бы целый фургон, снятый с колес».

Очень убедительными являются сообщения африканцев из Замбии, где этого звеня зовут «чипекве». Англичанин по имени С. Э. Джеймс, который провел 18 лет на берегах озера Бангвеулу, записал сообщение об убийстве такого животного со слов местного вождя, который слышал этот рассказ от своего деда — участника событий. Тогда охотникам удалось убить зверя копьями, предназначенными для бегемотов.

(Окончание на стр. 47)

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
  • автор andrey.21 (2012-09-20 23:33) #
    как в детстве побывал
Понравилось?