Юный Натуралист 1974-02, страница 9

Юный Натуралист 1974-02, страница 9

8

ли эффективность разведения ценных пород рыб на таких заводах, хотя дело это хлопотное и нелегкое. Оплодотворенная икра осетровых развивается в специальных аппаратах, где создаются условия, близкие к природным. Когда из икры выклюнутся личинки, их переводят в круглые бетонные бассейны с проточной водой. Обилие корма, для этого в хозяйстве выращивают червя олигохету, позволяет малькам быстро развиваться. Месяца через два это уже настоящие осетры, только сантиметров 4—5 величиной. Они настолько самостоятельны, что их можно пускать на волю. По каналу мальки плывут в один из рукавов Дона, а оттуда скатываются в Таганрогский залив.

Два с половиной миллиона осетровой молоди выпускает в год Рогожкинский завод. Около восьми миллионов судака и около сорока миллионов леща. Если же посчитать молодь, которую выпускают все донские рыбоводные хозяйства, то цифра перевалит за четыреста миллионов.

Но дело не только в количестве. Ученые провели интересные эксперименты по выведению новой породы осетровых— бестера. Бестер — гибрид белуги и стерляди. От белуги-матери он унаследовал размеры. От стерляди-отца — приверженность к пресной воде. Оказалось, бестером можно «засевать» водохранилища, охладительные бассейны при тепловых электростанциях, пруды. Затраты на корм с лихвой окупаются.

Из Рогожкина я возвращался в Ростов с автоцистерной «Живая рыба». Она пришла километров за 250 из колхоза «Путь к коммунизму» Краснодарского края. Колхоз разбогател на выращенных в прудах зеркальных карпах и толстолобике. Теперь он решил попытать счастья с бестером, слава о котором давно перешагнула пределы Ростовской области. Приезжают за ним с Украины, Прибалтики, из других областей России. А сейчас первая партия в 10 тысяч покрытых шипиками мальков отправлялась к южным соседям.

Наша автоцистерна катила по плоской, словно стол, дельте Дона. Эти низменные земли местами распаханы, местами превращены в пастбища. И только против самого Ростова, там, где нас отделял от города рукав Мертвого Донца, дорога заметалась среди квадратных прудов колхоза «Путь к коммунизму». Величественные серые и белые цапли замерли по колено в воде, высматривая добычу, и никак не реагировали на проезжавшую в пяти метрах автомашину.

Рыбу разводят в прудах. Она так привыкает к человеку, что по утрам тучей приплывает к местам кормежки. А толстолобики— так те даже выпрыгивают из воды

рядом с лодкой, на которой подвозят корм. Очень интересное зрелище.

Но как ни прекрасны завезенные сюда с Дальнего Востока белый амур и толстолобик, как ни великолепны бестеры, древняя слава Дона все-таки держится на осетрах и белуге, рыбце и тарани, судаке и чехони, сазане и жерехе. Неужто придется с ними распроститься? И снова я иду к ученым в АзНИИРХ.

— Мы упустили много времени, — говорит М. К. Спичак, — поначалу не было опыта, не хватало средств. И главное: мы не представляли, к каким пагубным для рыбы последствиям может' привести неумелое хозяйствование человека на реке. Теперь мы это видим. Теперь мы знаем, как помочь рыбе.

Нет, ученые не предлагают запретить речной транспорт, строительство плотин, забор воды для промышленных, сельскохозяйственных и бытовых нужд. Они предлагают решать все проблемы в комплексе, не забывая ни об одной из них и не принося одну в жертву другой.

Уже обсуждено и принято решение о строительстве плотины через Керченский пролив, которая приостановит засолонение Азовского моря водами Черного, а потом поможет снизить его соленость до прежнего уровня. Это позволит молоди выйти для нагула из пресного Таганрогского залива в море, как это бывало раньше. Увеличится число рыбоводных заводов на Дону.

Сейчас планируется строительство на реке нескольких гидроузлов. Невысокие плотины поднимут уровень воды, что улучшит судоходство.

Опять судоходство?

Не только. Вдоль левобережья будут созданы специальные места для икромета. Весной, в половодье, залитые водой, они превратятся на несколько недель в прекрасные нерестилища. Подросших мальков спустят в Дон, а дальше они отправятся для нагула в Азовское море.

Такова схема. Но дело это непростое. Нужно время, средства, нужны опытные, увлеченные делом рыбоводы. Сейчас, по подсчетам института, в Азовском море четыре с половиной миллиона молоди осетровых. Из них восемьдесят процентов — вся белуга, осетр, половина севрюги — выращены рыбоводами. Семьдесят процентов тарани, сорок — леща и двадцать — судака тоже выращены в искусственных условиях. Это только начало. Пройдет лет десять-двадцать — и Дон вернет себе славу рыбной реки, а Азовское море — самого урожайного рыбного моря.

Л. Плешаков Фото автора

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?