Юный Натуралист 1974-03, страница 11

Юный Натуралист 1974-03, страница 11

10

дожди. К середине октября небо проясняется, наступает пора чудесной приморской осени. Расцвеченный самыми неожиданными красками, погруженный в безмолвие, островок полон очарования. Под сомкнутыми кронами хвойно-широколиствен-ных лесов пышный ковер тенелюбивых растений. Даже на солнце здесь прохладно, веет сыростью. Зеленый полумрак кугает замшелые стволы искривленных лип, густые папоротники, майники и черемшу, повисает на плетях винограда и актинидий, на тисах, перевитых сверху донизу лианой кишмиша, укрывает тропинки. Лишь розовые цветы азалий мерцают, словно звездочки. И кажется, будто не только русская земля, но и тишина тоже начинается здесь.

У берега, выбегая из леса к морю, царят травы, огромные и малые, яркие и совсем скромные. Даже из расщелин скал рядом с горемычными сахалинскими вишенками свисают над гребнями прибоя метелки амурских гвоздик.

Под ними — шумные птичьи ' базары. Кричат бакланы, рокочет море, таящее несметные полчища морской живности. Особенно много иглокожих и моллюсков меж камней полукилометровой насыпной дамбы. Дамба соединяла когда-то остров-кре-пость с материком. И сейчас она видна под гладью моря, словно нить, протянувшаяся из глубины веков к современному острову.

Приморский берег встречает море невысокими скальными обрывами. А за ними, синея и растворяясь у горизонта, уходят на запад зеленоверхие отроги хребтов горной страны Сихотэ-Алинь. В ее распадках и урочищах, на склонах сопок, в долинах рек и по берегам озер, примыкая к морю, между реками Судзухэ и Таухэ, раскинулся

I Лазовский государственный заповедник имени Л. Г. Капланова.

Красивы и своеобразны южные отроги Сихотэ-Алиня. Рельеф мудреный, с невысокими, но довольно суровыми вершинами. Тайгу прорезает бурная река Ванчин и множество кристально чистых ледяных ключей. Но встречаются и теплые минеральные источники. Тайга непрерывно полнится шумом их водопадов и перекатов.

О природе Приморья первые исследователи писали с удивлением и восхищением:

I «Соболь здесь встречается с тигром, а виноград обвивает ель». И вправду, загадки всюду. Среди аянских елей, возле северянки голубики поднимаются южные лианы, растет маньчжурский орех и легендарный женьшень.

Вековая тайга не безмолвствует, Днем и ночью .в грохот потоков и шум разливов, в ледяное безмолвие речных далей вплетаются голоса обитателей леса. Он радуш

но покровительствует как северянам, так и выходцам с юга. Бурый медведь и рысь, лиса, кабан и Волк чувствуют себя здесь нисколько не хуже, чем леопард или тигр, а собОль и маньчжурский заяц живут рядом.

Печальна история редкого животного — горала. Коричнево-бурый, он несколько напоминает небольшого домашнего козла, только рожки маленькие, острые. Обитает горал1 в скалах, у берегов Японского моря. Он плохо видит и слышит, поэтому полагается больше на чутье.

— Горал мало изучен, — рассказывал мне один из научных сотрудников, третий год днями и ночами пропадающий в горах, чтобы изучить жизнь этого безобидного животного. — Он служит легкой добычей браконьеров, поэтому на юге Приморья находится под угрозой полного истребления. И все из-за своего странного характера. Хотя и очень осторожен, но весьма любопытен и ведет себя с человеком не как другие животные. При встрече не убегает, а долго приглядывается, сердито помахивая хвостиком и топая копытцами. Делает иногда даже несколько шагов навстречу опасности, угрожающе блеет — и только потом скрывается. Иногда можно спокойно пройти рядом с горалом, и он даже не встанет.

Гордость заповедника — дикий пятнистый олень. Чуткое, изящное и грациозное животное. За красоту и гордую осанку называют его «олень-цветок». Главное, что влечет к пятнистому оленю человека, — рога, темно-розовые бархатистые панты. Об их целительных свойствах знали давно и ради этого убивали животных.

Сейчас более трехсот пятнистых оленей насчитывает заповедник. Живут, они стадами, каждое из которых возглавляет старая самка. С ней оленухи, телята и двухгодовалые самцы — сайки. Взрослые рогачи держатся особняком, небольшими группами. В случае тревоги животные издают громкий характерный свист. Оленухи-матери столь нежны к малышам, что зачастую ласкают и кормят даже чужих. Однажды, выйдя на опушку дубовой рощи, я невольно стал свидетелем такой сценки. Паслось стадо. Несколько сайков и самок ощипывали листья маньчжурской аралии. Тут же резвились малыши. Одн-а оленуха любовно и тщательно вылизывала свое чадо. Другая, у которой не было своего малыша, долго наблюдала за ними. Потом подошла и стала вылизывать олененка с другого бока. Мать продолжала свое дело, не обращая на постороннюю никакого внимания.

Славу на весь мир создают заповеднику уссурийские тигры. Если полвека назад их

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?