Юный Натуралист 1974-10, страница 49

Юный Натуралист 1974-10, страница 49

50

ника. На вершине холма — небольшое болотце, сплошь заросшее высоким, в два человеческих роста, тростником. По краям болотца — следы сайгаков: двойные копытца. Запах у воды не слишком приятный.

Мы идем от одного холма к другому. Отбираем воду, осматриваем склоны и вершинки. Холмы невысокие, обычно не выше пятиэтажного дома. На склонах встречаются маленькие бугорочки. Наверное, из них тоже временами выбиваются роднички: из небольших лужиц стекают по склонам ручьи. Еще ниже белеют корочки соли. Значит, вода испаряется, а соль, которая в ней растворена, накапливается.

В пустынях, в общем-то, немало воды. Только почти вся она спрятана от жары и сухости под землей. Среди бесконечных песков можно отыскать на небольшой глубине подземную воду. В Мынбулакской впадине подземные воды залегают ниже десяти-пятидесяти метров. Здесь находится водоносный горизонт — слой песков, насыщенных водой. Слой этот тянется на сотни километров. Восточнее, в предгорьях, он выходит на поверхность и питается поверхностными водами. Там словно водонапорная башня, которая превращает водоносный горизонт в артезианский, обладающий большим напором.

Из года в год выносит вода то песок, то глину и откладывает все это на склонах холма. Холм постепенно растет, приобретая сходство с вулканическим конусом. Сотни восходящих родников — сотни конусов гидровулканов, огромное количество воды, которая могла бы напоить крупный город (по-казахски Мын-булак — тысяча родников).

Геологи, работавшие здесь, писали, что холмы эти возникли потому, что землю скрепляют родники, увлажняя ее. Вокруг сухую землю выдувает ветер. Вот и остаются возвышения там, где бьют родники. Высказано еще одно мнение: здесь под напором подземных вод покровные глины вспучены и покорежены. Сейчас, конечно, не решишь, кто прав. Мало увидеть, мало догадаться. Следует еще доказать.

На склоне одного высокого холма мы встретили совершенно круглое, как блюдце, возвышение. Казалось, кто-то специально насыпал и разровнял площадку. Мы обошли ее вокруг, забрались наверх.

Глиняное блюдце было почти до краев наполнено вязкой голубоватой жижей. Мы с опаской ступили на нее. Под ногами был будто мягкий пружинный диван. Копнули несколько раз лопатой. Показалась зеленовато-голубая текучая глина. Ямка быстро заплыла.

Невдалеке обнаружили еще два таких же блюдца. По-видимому, через них время от времени выдавливается под напором во

ды глинистая жижа, как выдавливается из настоящих вулканов расплавленная магма. Так, переходя от вулканчика к вулканчику, мы приближались к границе песков.

В тридцати километрах отсюда был наш лагерь. И на всем этом расстоянии от нас до лагеря возвышалось множество высоченных холмов. Не прячутся ли под песчаным покровом глинистые конусы гидровулканов?

Когда мы подошли к высоким песчаным грядам, издали вдруг послышался треск самолета. Значит, летчики побывали у нашей палатки, погрузили ее в самолет, прочли письмо и решили помочь нам поскорее добраться в лагерь.

Так закончилось наше первое знакомство с гидровулканами. Позже нам приходилось еще несколько раз навещать эти необычайные холмы. И мы укрепились в своем мнении: они действительно родственны вулканам. Только в них по жерлам поднимаются не расплавленные породы, а насыщенные водой. Выбрасывает их на поверхность напор артезианских вод. Вода тут холодная, и породы она выносит тоже холодные, безо всяких взрывов, паро-газо-вых фонтанов, смрадных испарений и огненных излияний. Конечно, гидровулканы не могут идти в сравнение с огнедышащими вулканами. И все-таки холмы не так уж и малы: объем пород, изверженных одним гидровулканом, может исчисляться в миллионах кубометров.

Вулканы при извержениях уничтожают все живое. Гидровулканы, напротив, несут в пустыню живительную подземную воду. Они как бы постоянно открытые краны подземного водопровода.

Однако все выглядит иначе, если перейти к геологическим масштабам времени. Вулканы выносят из недр в биосферу массы пепла, растворов и лав, которые содержат обилие химических элементов и соединений, питательных для многих микробов и растений. В геологической истории деятельность вулканов стимулировала обновление и расцвет жизни.

Совсем не такова роль гидровулканов Они обводняют пустыню. Но вода быстро испаряется в сухом, жарком воздухе, оставляя на поверхности налет соли. Так со временем образуются бесплодные солончаки.

Всем известно, что в пустыне главная ценность — вода. И конечно же, трудно примириться с тем, что так много драгоценной воды теряется без пользы, даже во вред. Не пора ли нам приручить тихие гидровулканы, чтобы как следует использовать те богатства, которые нам безвозмездно предоставляет щедрая природа?

Р. Баландин Рис. И. Захаровой

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?