Юный Натуралист 1975-01, страница 36

Юный Натуралист 1975-01, страница 36

34

ше я не выдержал, и мне пришлось с ним расстаться, хотя и было жалко лишиться возможности выходить такого необычного детеныша.

Если кенгуру-мать довольно безучастна к своим детенышам, то одна из самых маленьких обезьян — карликовая игрунка — образец трогательной заботы о своем потомстве. Правда, это больше относится к самцу. Размером всего с крупную мышь, это животное с пятнисто-зеленым мехом, с крошечным лицом и яркими светло-коричневыми глазами напоминает какое-то сказочное существо. После того как у карликовой игрунки появляются детеныши, ее миниатюрный супруг превращается в идеального отца. Детенышей, которых обычно бывает два, с самого рождения он носит на себе, подвесив на бедре. Отец постоянно чистит их, согревает по ночам, чтобы они не замерзали, и передает их в руки своей довольно безучастной супруге только на время кормления. Но и при этом стремится поскорее забрать малышей обратно. Кажется, если бы он только смог, то стал бы кормить их сам.

Как ни странно, обезьяны в детстве удивительно тупы, и требуется немало времени, чтобы приучить их пить из бутылки. Справившись с этой задачей, вы должны освоить другую, не менее скучнейшую процедуру: научить обезьянок пить из блюдца. А они, кажется, ничего не желают знать. Уткнутся в блюдце, погрузив в молоко все лицо. И пока не начнут задыхаться, оторвать их от этого занятия невозможно.

Одним из самых очаровательных обезьяньих детенышей из всех, каких только я видел, был детеныш зеленой мартышки. Спинка и хвост этого создания цветом напоминали зеленый мох, а живот и усы — желтый лютик. Большое белое пятно украшало его верхнюю губу, и казалось, что у обезьянки выросли замечательные усы. Как это случается у большинства детенышей обезьян, голова мартышки была слишком большой для ее тела, а конечности, безусловно, очень длинными. Малыш комфортабельно устраивался в чайной чашке.

Попав впервые ко мне, он отказался пить из • бутылки, явно полагая, что она была чем-то вроде дьявольского инструмента, который предназначается, чтобы мучить его. Однако, когда детеныш привык к соске, он буквально безумел при виде бутылки, и, страшно торопясь приладить поскорее соску ко рту, изо всех сил сжимал в руках бутылку, и ложился на спину, опрокидывая ее на себя. Поскольку бутылка была по меньшей мере в три раза больше его самого, он напоминал терпящего бедствие человека, который отчаянно борется за свою жизнь, стараясь ухватиться за большой белый дирижабль.

Много дней пыхтел он, старательно, обильно пуская пузыри, пока не научился пить из блюдца. Но после этого обстановка стала еще сложнее. Для кормлеиия детеныша усаживали на стол. Как только он видел, что ему несут молоко, то издавал пронзительный вопль и начинал весь ходуном ходить, будто бы страдал от болезни, которая называется пляской святого Витта. На самом деле это он так своеобразно выражал ярость, потому что молоко не подается так быстро, как ему этого хотелось бы. Потом маленькая обезьяна начинала вскрикивать и, как кузнечик, подпрыгивать. И если мы, ставя блюдце на стол, были настолько неблагоразумны, что не удерживали малыша за хвост, тот пронзительно выкрикивал последний торжествующий вопль и головой вперед бросался прямо в середину блюдца. В то время как мы вытирали со своих лиц остатки молока, малыш сидел с самым негодующим видом в, центре пустой посудины и яростно верещал оттого, что в ней не оказалось ничего пригодного для еды.

Труднее всего, ухаживая за малышом, найти для него такое место для сна, чтобы он не замерз. На воле детеныши диких животных, конечно, зарываются в плотный мех родителей и, прильнув к своей матери, получают таким образом и тепло и укрытие. Я убедился, что бутылки с горячей водой приносят мало пользы. Они остывают так быстро, что приходится в течение ночи вставать несколько раз, чтобы заменить в них воду. Проще всего брать детенышей с собой в постель. При этом вы, естественно, можете спать лишь в одном положении и тут же просыпаетесь, если малышу нужно повернуться на другой бок.

Время от времени мне приходилось делить свою постель с самыми разными животными. В одном случае моя узкая походная кровать приютила трех мангустов, двух крошечных обезьянок, белку и молодого шимпанзе. При этом еще. осталось достаточно места и для меня. Если вы подумаете, что за все эти неудобства я смог заслужить хоть какую-нибудь благодарность, то во многих случаях ошибаетесь. Один из самых заметных и наиболее впечатляющих шрамов был нанесен мне молодым мангустом за то, что я опоздал принести ему бутылку молока на пять минут.

Когда люди спрашивают меня о происхождении этого шрама, я вынужден притворяться, что получил его от ягуара. Никто не поверил бы мне, услышав, что в действительности меня поцарапал детеныш мангуста, зарывшийся в постельное белье.

Перевод с английского Н. Новобытовой

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?