Юный Натуралист 1975-06, страница 54

Юный Натуралист 1975-06, страница 54

и бредут, куда их ветер гонит, а гордый верблюд, наоборот, идет на ветер грудью.

Гудит ветер, от пыли темно, не видно солнца, в двух шагах ничего не видно.

Завернулся чабан в бурку, лег возле отары, а буря все сильней. Гром загремел. Вскочили овцы и побежали. Бросился чабан следом — ветер с ног сбил. Песок в глаза лезет, в нос, в уши, на зубах скрипит. Тьма как в погребе. Решил чабан переждать бурю.

Под утро ветер затих. Выбрался чабан из-под песчаного холмика, осмотрелся — ни овец, ни собаки и следов нет, ветер унес.

Поискал, поискал — колокольчик нашел. 1акой колокольчик вожак отары носит, козел Серке. Потерял колокольчик Серке — беда. Колокольчик далеко слышно, а как теперь искать? Все барханы не обегаешь.

Поспешил чабан в селение, поднял людей. Четыре дня искали отару, на пятый нашли. И где? За двести километров от пастбища.

Паслись овцы возле старого, заброшенного колодца, и с ними была собака.

Пересчитали овец — все целы. Спасибо собаке! Пять дней голод и жажду терпела, а овец не бросила, чабана ждала.

К. Тангрыкулиев

Перевод с туркменского В. Бахревского

НАЛЕТЧИКИ

Прошлым летом мы с товарищем рыбачили на Волге. Жили в палатке на острове. Большой, безлюдный, с огромными Осокорями, зарос он лозняком, черемухой, шиповником, ежевикой и смородиной. В глубине пряталось много озерков, болотцев, где по вечерам лягушки устраивали концерты, а в приволоченных низинах росли в рост человека кусты иван-чая.

Лагерь свой оборудовали мы на бровке у единственной на весь берег сосны. От фарватера нас отделяла длинная песчаная коса, которая укрывала лодку от волн.

После недели усиленной ловли решили мы устроить выходной. Вылезли из палатки, когда солнце нагрело ее брезентовые скаты.

Наскоро умывшись, Саша стал возиться у костра, готовя завтрак, а я спустился на косу выкупаться.

— Слушай, а где же лещ? — подойдя к обрыву, спросил товарищ.

— На столе.

— Непонятно...

— Что тебе непонятно?

— Сковородка тарелкой накрыта, но в ней ничего нет.

Я знал Сашу. Знал, что он может полчаса искать перочинный нож, который лежит в кармане, а, собираясь за грибами, только на вокзале у вагона электрички вспомнить, что очки оставил дома. Поэтому я рассмеялся и махнул рукой:

— Посмотри как следует, куда же он денется?

— Что смотреть?! — возмутился Саша. — Нет так нет!

Действительно, зажаренной вечером рыбы на сковороде не было.

— А она была накрыта?

— Конечно.

Мы недоуменно смотрели друг на друга. Заглянули под самодельный стол, в кастрюлю, словно жареный лещ мог упрыгать.

И хотя до этого дня ничего у нас не пропадало, вечером все нужное взяли с собой в палатку, топоры спрятали, а лодку,

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?