Юный Натуралист 1975-11, страница 53

Юный Натуралист 1975-11, страница 53

51

РУДОЗНАТЦЫ

Когда ощенилась Динка, Алькин отец почесал в затылке и сказал:

_ Н-да, пять штук, целая псарня. Придется утопить, хоть и жалко.

— А если попробовать их раздать? — спросил Алька.

— Не смеши. Кому нужны дворняжки?

Тут отец был прав. Уж если человек хочет завести собаку, то она непременно должна быть породистой, с длинной родословной и предками-медалистами. А почему, собственно? И в чем провинились Дин-кины щенки? В том, что у них нет «аристократической биографии»?

С этими грустными мыслями Алька пришел к Равилю.

— Ты чего кислый? — удивился Равиль,

Алька пересказал ему свой разговор с

отцом.

Равиль засмеялся.

— Была бы шея, хомут найдется. — Равиль был татарин и русские пословицы частенько путал. — Раздать нельзя, зато у меня есть идея.

«Идея» показалась Альке сомнительной, тем не менее полчаса спустя он уже стоял на поселковом базаре с корзиной в руках. В корзине возились лобастые толстолапые щенки. Народ равнодушно проходил мимо, пока из-за мясной палатки не вынырнул Равиль. Он подошел к Альке и очень натурально вытаращил свои черные глазищи.

— Неужели бультерьерчики? — спросил он благоговейно. — Почем?

— Т-три рубля, — ответил Алька, краснея.

— Обидно, у меня только два с полтиной. Может, отдашь?

— Выбирай.

Равиль со знанием дела заглянул каждому щенку в пасть, помял живот и взял самого крупного кобелька, с темным ремнем вдоль спины и в белых чулках.

Возле Альки сразу остановились мужчина и женщина.

— Как, говоришь, порода называется?

— Бультерьеры.

— Не слыхал.

— А ее недавно вывели, — не моргнув глазом, ответил Равиль. — На Чукотке.

— Они не злые? — спросила женщина.

— Что вы? Да они за хозяином в огонь и в воду. А умные — как дельфины.

Через несколько минут все четыре «буль-терьерчика» были проданы.

— Ну вот, — Равиль подмигнул Альке и сунул своего щенка обратно в корзину.— Уж одного-то мы прокормим.

— Слушай, — сказал Алька, — вообще-то нехорошо вышло. Людей обманули... и деньги эти...

— Так мы же и свои потратили! А щенят кому покупают? Детям. А с кем интересней играть — с живым щенком или с плюшевым?

Алька молчал.

— Ну хочешь, мы на эти деньги кого-нибудь купим? Для школы?

Это уже была мысль. В зоомагазине они выбрали черепаху и ушастого среднеазиатского ежика. Черепаха была здоровенная, и ее еле доволокли до места. В школьном дворе какие-то люди разгружали вездеход. Судя по номеру, машина была из Ташкента.

— Наверно, снова археологи, — заметил Алька. С тех пор как стали строить водохранилище, археологи в здешних краях появлялись каждый месяц.

— Эй, парни, — позвал ребят седой мужчина в синен ковбойке и джинсах. — Вы случайно не знаете Файзуллу Табиева?

— Случайно знаем, — ответил Равиль. — Это мой отец. А что, вам рабочие нужны?

В который раз Алька подивился бойкости своего приятеля: сам он в разговоре со взрослыми всегда терялся и немел.

— Мы сейчас, — сказал Равиль Седому, — вот только зверье пристроим.

Они отнесли свои подарки в живой уголок и сдали их дежурному.

Поселковый Совет, где Равилев отец работал председателем, помещался в доме на самом берегу Карадарьи. Поэтому здесь, несмотря на август, было прохладно и пахло речной свежестью. Файзулла Табиевич вышел из-за стола навстречу гостю и протянул руку.

— Ивернев, Василий Григорьевич, замначальника геологической партии. — Седой достал документы и добавил: — По совместительству методист-дрессирогщик.

Алька и Равиль переглянулись, а Файзулла Табиевич даже сдвинул набекрень сваю тюбетейку.

— Так вы геолог или дрессировщик? — спросил он подозрительно.

— И то и другое, — терпеливо пояснил Ивернев. — Я дрессирую рудорозыскных собак. Не слышали о таких?

— Собаки-геологи?

— Вот именно.

— Что же вы будете искать?

Ивернев улыбнулся.

— Это пока секрет.

— Ага, понимаю. Чем же я могу быть полезен?

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?